Перейти к записям
Окт 25 / Владимир Кузнецов

Коричневую лужайку» на территории ИАЭС, возможно, получат потомки

http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8830

Владимир Кузнецов, председатель Объединения ветеранов ИАЭС, E.mail: vladkuz60@gmail.com

      1. При отсутствии национальной ядерной научной базы и компетентных «ядерных» кадров, Литва является первой в мире страной, где принята стратегия немедленного демонтажа ИАЭС с УГР (уран — графитовыми реакторами) типа РБМК. Демонтаж УГР связан с работами в принципиально новых условиях: высокая радиоактивность и токсичность аэрозолей, повышенная пожаро опасность. Планируемые работы по немедленному демонтажу РБМК будут выполняться впервые в мире. Несмотря на это, в государстве не создан механизм реализации принятой стратегии «Коричневая лужайка к 2038 г.», — Департамент или Институт, укомплектованный высококвалифицированными кадрами, способными выполнять НИОКР, проектировать и изготавливать уникальную оснастку, инструменты, стенд с  робототизированным комплексом для дистанционной разборки графитовой кладки, утилизации и упаковки для хранения/захоронения ОРГ. Сегодня никто в мире не знает, как безопасно для людей и экологии обращаться с ОРГ. Сегодня работы с ОРГ ведутся в лабораторных условиях.

  1. Демонтаж УГР — уникальный по сложности и рискам проект. Тем не менее, не разработаны Программы вывода из эксплуатации каждого энергоблока С УГР до его полной ликвидации (как это сделано на Ленинградской АЭС), это невыполнение требований ПБЯ РУ. Не разработаны Правила обеспечения безопасности при выводе из эксплуатации УГР типа РБМК, не разработана нормативно правовая база по охране экологии и защиты людей от выхода трудно определяемых радионуклидов (углерод 14, тритий, хлор36) в ОС. Работы выполняются по второму ОПСЭ-2014, т. е., планирование работ осуществляется от достигнутого уровня и не более, чем на 5 лет вперед. Главным недостатком разборки колонн распухшей графитовой кладки является неизбежное появление трития и хлора, радиоактивной пыли которые сопровождают демонтаж графитовых блоков кладки и их перемещение к месту дальнейшей переработки.
  2. Учитывая горючесть графита, его хранение требует специальных мер безопасности. До настоящего времени не разработаны: технология безопасного кондиционирования ОРГ накопленного в период эксплуатации, конструкция ЗК для ОРГ. Сегодня, съемный ОРГ (кольца и втулки замененных каналов реакторов) загружаются в 200 литровые стальные бочки с крышкой и без связующей, противопожарной матрицы, как одного из барьеров на пути выхода радионуклидов в ОС. Реализуемая практика обращения с ОРГ не отвечает требованиям МАГАТЭ в части создания многобарьерной системы на путях выхода радионуклидов в ОС. Временное хранение долгоживущего ОРГ осуществляется в поверхностном, а не в глубинном хранилище, что, также, не соответствует требованиям (постфукусимской) Новой Директивы ЕС по обращению с РАО (2014 г.). Проблема глубинного геологического захоронения ОРГ сегодня не решается и передается потомкам, что является невыполнением рекомендаций МАГАТЭ.
  3. При немедленном демонтаже реакторов прямой доступ персонала к графитовой кладке реактора, при мощности излучения от 10 до 100 рентген, невозможен. Безопасная технология дистанционной разборки графитовых кладок РБМК не разработана (не создан полномасштабный тренажер дистанционной разборки графитовой кладки РБМК, не разрабатываются роботизированный комплекс и программы, как  для его работы, так и для подготовки операторов.
  4. Не решена проблема снижения веса ЗК с ОЯТ (вес 78 -118 тн) до уровня их пригодности к транспортировке на глубину до 300,0 м (лифтов такой грузоподъемности в мире не существует).
  5. Не выполняются работы по бурению скважин для поиска и выбора геологически приемлемых, безводных мест, для сооружения глубинных шахт и контролируемого хранения в них высокоактивных и долгоживущих РАО.
  6. Не решена проблема ликвидации вновь построенных временных зданий, использованных для переработки РАО и приповерхностных хранилищ РАО с целью подготовки территории площадки для другой не ядерной деятельности (коричневая лужайка-не просматривается).
  7. Прошло 10 лет после останова энергоблоков ИАС. Однако, по сей день, не решен вопрос возврата из ЛР неиспользованного свежего ядерного топлива в количестве 75 СТВС поставщику. Свежее топливо пригодно для использования в пока еще работающих только в РФ реакторах РБМК-1000. Это результат вмешательства политиков в ядерную энергетику. Вести переговоры о возврате СТВС поставщику можно с партнером, но не с «агрессором». Сегодня такого партнера нет.
  8. Не разрабатывается Программа безопасного хранения ОЯТ по истечении гарантии герметичности ЗК —  50 лет, (20 лет уже прошло). Проблема дальнейшего хранения ОЯТ передается потомкам, подготовка которых в высших учебных заведениях не ведется.
  9. Нет информации по научному обоснованию хранения негерметичного ОЯТ в существующих ЗК, предназначенных (по паспорту) для временного хранения герметичного ОЯТ.
  10. Планируемая сумма затрат на ликвидацию ядерного наследия в 2,6 млрд. € слишком занижена, т. к., на строительство ИАЭС из чистых материалов и оборудования, при использовании дешевой рабочей силы (13 тыс. солдат работали в течение 10 лет) было затрачено более 3,5 млрд. €. На полную ликвидацию «грязной» ИАЭС потребуется еще не менее 8 — 9 млрд € и не менее 50,0 -70,0 лет.
  11. Проект глубинного хранилища для ВРАО будет готов в 2066 г. (см. проект ОПСЭ-2019). В нарушение требований документов МАГАТЭ, планируется передача потомкам проблем захоронения ОРГ, ВАО и ОЯТ. Вероятно, о «Коричневой лужайке к 2038 г.» надо забыть?
  12. На автодорогах к стратегическому объекту – ГП ИАЭС не созданы блок-посты физической защиты, а также, отсутствует защита стратегического, ядерно и радиационно опасного объекта от беспилотников и ракет. Я не уверен в наличии запрета на полеты тяжелых самолетов над 30,0 км зоной ИАЭС.
  13. Перечисленные проблемы ликвидации ядерного наследия не нашли отражения в надлежащей работе МЭ, МОС и государственного надзора за ядерной деятельностью-VATESI.

Заключение:

Вышеотмеченные организационные и технические недоработки, а также крупномасштабное расширение территории для строительства приповерхностных хранилищ РАО, ОРГ и ОЯТ наращивают потенциальную опасность возникновения пожара, разрушения зданий хранилищ от террористического акта, воздействия взрывной волны, падения самолета и создают повышенные потенциальные риски в части гарантированного обеспечения национальной безопасности Литвы и заражения территорий соседних государств, а также, вызывают серьезную озабоченность общественности и населения г. Висагинас.

Рекомендация: Министерству энергетики следует отказаться от дорогостоящей стратегии «Коричневая лужайка», прекратить масштабное строительство приповерхностных хранилищ, вынос с энергоблоков РАО, и рассмотреть беспыльный и недорогой вариант захоронения РБМК на месте, т. е., принять, запатентованную в НИКИМТ, стратегию «Зеленый курган». В Литве достаточно запасов песка и глины, для сооружения двух курганов высотой около 80,0 м, в которые вернуть все утилизированные РАО из новых зданий расширенной территории площадки ИАЭС.

Принятые сокращения:

  • ВАО — высокоактивные отходы;
  • РАО — радиоактивные отходы;
  • ЗК — защитный контейнер;
  • ОРГ — облученный реакторный графит;
  • ОЯТ — отработавшее ядерное топливо;
  • ОПСЭ — окончательный план снятия с эксплуатации;
  • ОТВС  -отработавшая тепловыделяющая сборка;
  • СТВС — свежая тепловыделяющая сборка;

 

Справка об авторе: 47 лет работы на трех АЭС с РБМК:ЛАЭС,ИАЭС, ЧАЭС (Зам. нач. Реакторного цеха по эксплуатации, Нач. РЦ, Нач. Лаборатории ядерного топлива в ОЯБ). Последние 3 года участвовал в работе Международных конференций, форумов в странах: РФ., Австрия (МАГАТЭ-3), Украина, Армения, Болгария, Чехия, Беларусь.

Автор нескольких публикаций на сайте TTS «ОВ ИАЭС, в журналах: «Атомная стратегия»(РФ), «Ядерная инженерия» (Великобритания).

0
Написать нам

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: