Перейти к записям
Ноя 13 / Владимир Кузнецов

ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ VISAGINAS.NET

 

Частота заболеваемости жителей в 61 регионах Литвы, включая г. Висагинасе в 2017 (в диаграммах)   06:23, 8 ноября 2018
О встрече с VATESI и RSC   10:38, 24 октября 2018
Демографическая ситуация в г. Висагинас (период 2001 — 2017 г.)   04:25, 24 октября 2018
Не пора ли включить отопление в г. Висагинасе???   21:46, 3 октября 2018
Город Висагинас снова в лидерах по частоте заболеваемости жителей в 2017г.   16:38, 24 июля 2018
Вопрос на который нет ответа.   11:44, 1 июля 2018
Сравнительные данные о частоте заболеваний жителей г. Висагинаса, Зарасая, Литвы в 2016 г. по возрастным группам. Код С00-Д48. Новобразования   10:48, 18 мая 2018
​Частота заболеваемости жителей Висагинаса и в других регионах ЛР с 2001 по 2016 г. Код болезни.A00-T98, Инфекции все.   13:27, 16 марта 2018
​Частота заболеваемости жителей Литвы в 2016 г (в 61 регионе) и в жителей г. Висагинасе с 2001 по 2016 г.   05:50, 12 марта 2018
Частота заболеваемости жителей в г. Висагинасе, и в других регионах ЛР с 2001 по 2016 г. Код болезни I00-I99 . Кровеносная система   13:21, 22 февраля 2018
Частота заболеваемости жителей Висагинаса и в других регионах ЛР. Код Е00-Е90. Эндокринная система   09:56, 20 февраля 2018
Частота заболеваемости жителей Висагинаса и в других регионах ЛР. КодN00-N99. Мочеполовая система   04:21, 19 февраля 2018
Частота заболеваемости жителей г. Висагинас. Код С00-Д48. НОВООБРАЗОВАНИЯ   08:15, 11 февраля 2018
О частоте заболеваемости жителей г. Висагинаса в период   06:47, 8 февраля 2018
О инвестициях   06:03, 30 января 2018
Размещение диаграммы   12:44, 29 января 2018
     
0
Ноя 1 / Владимир Кузнецов

Игналинская АЭС как пример вывода из эксплуатации

http://bellona.ru/2018/10/02/zahoronit-na-meste/

Игналинская атомная станция как пример вывода АЭС из эксплуатации

Вывод реактора, а тем более всей АЭС из эксплуатации – вопрос крайне сложный, долговременный, дорогой, а также очень чувствительный для атомщиков, экологов и местного населения любой страны. В Литве демонтаж всей АЭС начался в 2010 году, и страна открыто делится своим опытом.

Вывод реактора, а тем более всей АЭС из эксплуатации – вопрос крайне сложный, долговременный, дорогой, а также очень чувствительный для атомщиков, экологов и местного населения любой страны. В Литве демонтаж всей АЭС начался в 2010 году, и страна открыто делится своим опытом.

Published on June 29, 2018 by Анна Киреева

В октябре месяце 2018 г. 12 экологов из Литвы, России, Белоруссии, Украины и Германии собрались в Литве, чтобы принять участие в семинаре Программы «Безопасность радиоактивных отходов», посвященном опыту страны по выводу Игналинской АЭС из эксплуатации и обращению с радиоактивными отходами.

Игналинская АЭС с двумя реакторами РБМК-1500 была построена во времена СССР, а всего планировалось построить четыре реактора. Одним из условий вхождения Литвы в ЕС стало закрытие станции. В 2001 году была утверждена программа остановки и дальнейшего вывода из эксплуатации первого блока Игналинской АЭС. Первый блок был остановлен в декабре 2004 года, второй – в конце 2009 года. Сразу после этого в 2010 году начался демонтаж оборудования и систем станции.

Реактор РБМК

В мире существует несколько десятков типов ядерных реакторов. У каждого свои особенности, для каждого будет разрабатываться свой сценарий вывода из эксплуатации. РБМК, или так называемый реактор чернобыльского типа, – уникальный советский реактор с активной зоной в виде цилиндра высотой 7 и диаметром 12 метров, бескорпусной, одноконтурный. Это канальный, гетерогенный, уран-графитовый атомный реактор кипящего типа на тепловых нейтронах.

Стратегия немедленного демонтажа

Опыта закрытия подобных реакторов сейчас нет ни у кого в мире. Украина предпочла отложенный вариант вывода из эксплуатации – отработавшее топливо (ОЯТ) извлечено из реакторов, здания стабилизированы, а реакторы оставлены на 50 лет.

Литовская же Республика предпочла демонтировать станцию сразу же, не откладывая работы. По словам врио руководителя коммуникации отдела коммуникации Игналинской АЭС Инны Даугщеня, страна выбрала стратегию незамедлительного демонтажа.

«Для нас было важно привлечь к работе свой персонал. Те люди, которые строили и эксплуатировали станцию и должны были ее закрывать. Помимо того, что они о станции знают все, их участие еще и положительно сказалось на стоимости закрытия», – рассказала она в ходе встречи с участниками семинара.

Участие общественности

По словам координатора программы РСоЭС «Безопасность радиоактивных отходов» Александра Колотова, для экологов опыт Игналинской АЭС важен как показательный пример, как референтная точка, по которой будет оцениваться процесс вывода любой другой станции из эксплуатации и обращения с РАО, которые образуются в этом процессе.

«На Игналинской АЭС использовались советские реакторы. Так или иначе, подобные реакторы ждет вывод из эксплуатации и в России. Очень важно то, каким именно образом этот процесс будет проходить в нашей стране, причем не только с технической точки зрения, а также с позиции участия общественности», – рассказал он «Беллоне.Ру».

Стоит отметить, что открытость информации по тому, что в данный момент происходит на станции, стала для участников семинара приятным сюрпризом.

«Все РАО и ОЯТ, наработанные за годы эксплуатации и те, что появятся во время демонтажа, хранятся и будут храниться на нашей территории, – начала экскурсию Даугщеня. Вот это – хранилище цементированных отходов. Оно будет модернизироваться – там будет храниться графит. Здесь будут хранилища для ОЯТ и твердых РАО. У нас уже есть хранилище с ОЯТ – вот здесь, – оно действует с 1999 года и будет функционировать 50 лет».

По ее словам, в новом хранилище будет 190 контейнеров с ОЯТ.

«Мы планируем, что до 2022 года все топливо будет размещено в хранилищах. Всего у нас 22 000 топливных кассет с ОЯТ. Им будет достаточно емкости этих двух хранилищ. К 2038 году демонтаж всех зданий будет закончен и на территории останутся только хранилища», – отмечает она.

Демонтаж

Сейчас на станции ведется демонтаж турбинного зала – его почти нет. На первом блоке демонтировано уже все оборудование, на второй части демонтаж закончится в следующем году. Все измельчается, помещается в контейнеры, проверяется. То, что демонтируется сейчас, по большей части, состоит из чистого металла – его продают как металлолом через электронные аукционы. Загрязненный металл уходит в хранилище. Повторно он не используется. Все хранилища, существующие и планируемые к строительству на станции, временные, поэтому, возможно, в скором времени встанет вопрос о глубинном захоронении ОЯТ и высокоактивных отходов. Скорее всего, недалеко от площадки. Оно понадобится уже в 2060-х годах.

«Обсуждение этого вопроса – очень серьезный процесс. Надо будет делать все максимально публично, как было со всеми нашими хранилищами: ОВОС и его обсуждения, Общественные слушания по проекту, он-лайн доступность любой информации – все, как было по всем нашим создаваемым сооружениям. Это долгий процесс еще и с точки зрения согласований со всевозможными институтами и госструктурами. Потом идет получение разрешений и лицензий. Важный момент – получение финансирования – мы не можем начать выполнение проекта, не имея денег на его завершение. Процесс должен быть непрерывным», – отмечает наш экскурсовод.

Специалист не смогла ответить на вопрос, будут ли региону какие-либо преференции в случае появления в регионе могильника – а этот вопрос волнует многие регионы в России и в мире – что они получат, если часть их территории будет отдана под глубинное захоронение РАО на сотни лет.

Финансирование

Литва не скрывает, что процесс закрытия и демонтажа станции стоит более 3 млрд евро, и что у страны таких денег нет.

«Конечно, существует Фонд закрытия станции. Проблема в том, что он появился очень поздно, только в 1991 году, когда Литва стала собственником станции, а не с момента начала продажи электроэнергии. Поэтому резервы Фонда очень малы. Мы пытаемся что-то зарабатывать сами: в прошлом году на продаже металла и оборудования мы заработали 2 млн евро», – открыто говорит Даугщеня.

Согласно красочным буклетам, расположенным в информационном центре, весь процесс с учетом возможных рисков и инфляции до 2038 года оценивается в 3 млрд 377 млн евро. Евросоюз уже выделил 1,5 млрд, Литва из собственных средств должна профинансировать работы почти на 0,5 млрд. Сейчас идут переговоры о выделении второй половины финансирования.

Невольно вспоминаешь о «дешевизне» атомной энергетики, в стоимость которой не закладываются миллиарды евро на вывод станции из эксплуатации, а также дальнейшее хранение и захоронение отходов.

Социальные проблемы

Стелла Игналинская Атомная СтанцияCredit: Анна Киреева

Закрытие станции – это всегда большая социальная проблема. Раньше, когда действовала Игналинская АЭС, население города Висагинас насчитывало 33 000 человек, сейчас осталось около 20 000 жителей. Конечно, это связано с закрытием станции. Сегодня местные власти стараются привлечь компании для развития региона: есть проект строительства смарт парка, рассматривается возможность развития атомного туризма – создание центра, куда бы приезжали студенты и ученые для учебы и обмена опытом. Есть идея полностью отойти от атомной тематики  и наладить производство медицинского оборудования. «После того, как в 2038 году все завершится, будет проведен мониторинг территории и выпущен отчет о том, что регион безопасен и можно вести хозяйственную деятельность, будет понятно, как ее можно использовать», – рассказала Даугщеня.

Она отметила, что единственная преференция, которая была всегда – 20-ти процентная скидка на электричество для местных жителей, проживающих в 50-ти километровой зоне АЭС. А в годы работы станции люди шутили, что получают «гробовые» – бюджетные работники получали ежемесячную надбавку за то, что живут и работают в зоне АЭС. Надбавка была упразднена, когда станцию закрыли.

Информирование

Отвечая на каверзные вопросы экологических активистов про то, как информируют население о том, что происходит, руководитель коммуникаций улыбается:

– Мы стараемся предоставлять общественности как можно больше информации. У нас есть рабочая группа из бывших сотрудников. Вместе с членами муниципалитета они входят в Общественный Совет по энергетике и экологии города Висагинас. Этот Совет собирает различные вопросы от жителей и всех заинтересованных. Мы с ними встречаемся раз в квартал, чтобы ответить на вопросы, рассказать новости.

Кстати, именно Совет попросил представителей АЭС вывести показания датчиков, измеряющих радиационный фон вокруг станции и около хранилища, в режим он-лайн на сайте станции. Там можно и найти информацию о том, как себя вести в случае аварии, что делать, куда обращаться.

На сайте станции, а также в информационных буклетах можно найти любые подробности, сколько и каких отходов уже наработано, сколько планируется, и где они будут размещены. Если нужны еще более детальные подробности, то можно кликнуть на баннер «Задай свой вопрос», и сотрудники подробно на все ответят. Ну и конечно, идет работа с местной прессой.

Александр Колотов

«Для нас, как экологических активистов, очень важно, чтобы процесс закрытия и демонтажа АЭС, не был «междусобойчиком атомщиков, которые приедут и что-то начнут разбирать». Для нас важно, чтобы местные жители, экологи, любой интересующийся человек знал о том, что происходит, какие есть варианты решений, почему выбрали один вариант, а не второй, понимал риски и угрозы. Важно, чтобы люди знали порядок действий в случае аварий. Для этого нужно информирование общественности и ее согласие», – отметил Колотов.

«Это мы увидели на примере Игналинской АЭС. Местные жители и заинтересованная общественность имеют полную информацию о количественном и качественном составе содержимого каждого хранилища на территории станции, знает дорожную карту: как и каким образом происходят работы, когда они завершатся, что входит в состав этих работ. Такая открытость вызывает уважение. Это показательный пример того, как можно обеспечить прозрачность вывода из эксплуатации АЭС даже с советскими реакторами», – считает российский эколог.

В этом месяце 12 экологов из Литвы, России, Белоруссии, Украины и Германии собрались в Литве, чтобы принять участие в семинаре Программы «Безопасность радиоактивных отходов», посвященном опыту страны по выводу Игналинской АЭС из эксплуатации и обращению с радиоактивными отходами.

Игналинская АЭС с двумя реакторами РБМК-1500 была построена во времена СССР, а всего планировалось построить четыре реактора. Одним из условий вхождения Литвы в ЕС стало закрытие станции. В 2001 году была утверждена программа остановки и дальнейшего вывода из эксплуатации первого блока Игналинской АЭС. Первый блок был остановлен в декабре 2004 года, второй – в конце 2009 года. Сразу после этого в 2010 году начался демонтаж оборудования и систем станции.

 Анна Киреева

Реактор РБМК

В мире существует несколько десятков типов ядерных реакторов. У каждого свои особенности, для каждого будет разрабатываться свой сценарий вывода из эксплуатации. РБМК, или так называемый реактор чернобыльского типа, – уникальный советский реактор с активной зоной в виде цилиндра высотой 7 и диаметром 12 метров, бескорпусной, одноконтурный. Это канальный, гетерогенный, уран-графитовый атомный реактор кипящего типа на тепловых нейтронах. В России на сегодняшний день действуют 11  реакторов РБМК-1000: 3 на Смоленской АЭС, 4 на Курской, а также 4 на Ленинградской АЭС, где на одном из реакторов в 75-м году произошла авария. Помимо российских реакторов, в мире было построено еще шесть реакторов такого типа: два на Игналинской станции в Литве, четыре – на Чернобыльской АЭС. После аварии на 4-м реакторе ЧАЭС, оставшиеся три находятся в стадии вывода из эксплуатации. Но на Чернобыльской АЭС, в отличие от Игналинской, демонтаж энергоблока находится пока в начальной стадии. Там выбран так называемый «отложенный» вариант разборки АЭС.

Стратегия немедленного демонтажа

Опыта закрытия подобных реакторов сейчас нет ни у кого в мире. Украина предпочла отложенный вариант вывода из эксплуатации – отработавшее топливо (ОЯТ) извлечено из реакторов, здания стабилизированы, а реакторы оставлены на 50 лет.

Литовская же Республика предпочла демонтировать станцию сразу же, не откладывая работы. По словам врио руководителя коммуникации отдела коммуникации Игналинской АЭС Инны Даугщеня, страна выбрала стратегию незамедлительного демонтажа. «Для нас было важно привлечь к работе свой персонал. Те люди, которые строили и эксплуатировали станцию и должны были ее закрывать. Помимо того, что они о станции знают все, их участие еще и положительно сказалось на стоимости закрытия», – рассказала она в ходе встречи с участниками семинара.

Участие общественности

По словам координатора программы РСоЭС «Безопасность радиоактивных отходов» Александра Колотова, для экологов опыт Игналинской АЭС важен как показательный пример, как референтная точка, по которой будет оцениваться процесс вывода любой другой станции из эксплуатации и обращения с РАО, которые образуются в этом процессе. «На Игналинской АЭС использовались советские реакторы. Так или иначе, подобные реакторы ждет вывод из эксплуатации и в России. Очень важно то, каким именно образом этот процесс будет проходить в нашей стране, причем не только с технической точки зрения, а также с позиции участия общественности», – рассказал он «Беллоне.Ру». Стоит отметить, что открытость информации по тому, что в данный момент происходит на станции, стала для участников семинара приятным сюрпризом.

«Все РАО и ОЯТ, наработанные за годы эксплуатации и те, что появятся во время демонтажа, хранятся и будут храниться на нашей территории, – начала экскурсию Даугщеня. Вот это – хранилище цементированных отходов. Оно будет модернизироваться – там будет храниться графит. Здесь будут хранилища для ОЯТ и твердых РАО. У нас уже есть хранилище с ОЯТ – вот здесь, – оно действует с 1999 года и будет функционировать 50 лет». По ее словам, в новом хранилище будет девять контейнеров с ОЯТ. «Мы планируем, что до 2022 года все топливо будет размещено в хранилищах. Всего у нас 22 000 топливных кассет с ОЯТ. Им будет достаточно емкости этих двух хранилищ. К 2038 году демонтаж всех зданий будет закончен и на территории останутся только хранилища», – отмечает она.

Демонтаж 

Сейчас на станции ведется демонтаж турбинного зала – его почти нет. На первом блоке демонтировано уже все оборудование, на второй части демонтаж закончится в следующем году. Все измельчается, помещается в контейнеры, проверяется. То, что демонтируется сейчас, по большей части, состоит из чистого металла – его продают как металлолом через электронные аукционы.

Загрязненный металл уходит в хранилище. Повторно он не используется. Все хранилища, существующие и планируемые к строительству на станции, временные, поэтому, возможно, в скором времени встанет вопрос о глубинном захоронении ОЯТ и высокоактивных отходов. Скорее всего, недалеко от площадки. Оно понадобится уже в 2060-х годах.

«Обсуждение этого вопроса – очень серьезный процесс. Надо будет делать все максимально публично, как было со всеми нашими хранилищами: ОВОС и его обсуждения, Общественные слушания по проекту, он-лайн доступность любой информации – все, как было по всем нашим создаваемым сооружениям. Это долгий процесс еще и с точки зрения согласований со всевозможными институтами и госструктурами. Потом идет получение разрешений и лицензий. Важный момент – получение финансирования – мы не можем начать выполнение проекта, не имея денег на его завершение. Процесс должен быть непрерывным», – отмечает наш экскурсовод.

планируемое приповерхностное хранилище РАОCredit: Анна Киреева

Специалист не смогла ответить на вопрос, будут ли региону какие-либо преференции в случае появления в регионе могильника – а этот вопрос волнует многие регионы в России и в мире – что они получат, если часть их территории будет отдана под глубинное захоронение РАО на сотни лет.

Финансирование

Литва не скрывает, что процесс закрытия и демонтажа станции стоит более 3 млрд евро, и что у страны таких денег нет.

«Конечно, существует Фонд закрытия станции. Проблема в том, что он появился очень поздно, только в 1991 году, когда Литва стала собственником станции, а не с момента начала продажи электроэнергии. Поэтому резервы Фонда очень малы. Мы пытаемся что-то зарабатывать сами: в прошлом году на продаже металла и оборудования мы заработали 2 млн евро», – открыто говорит Даугщеня.

Согласно красочным буклетам, расположенным в информационном центре, весь процесс с учетом возможных рисков и инфляции до 2038 года оценивается в 3 млрд 377 млн евро. Евросоюз уже выделил 1,5 млрд, Литва из собственных средств должна профинансировать работы почти на 0,5 млрд. Сейчас идут переговоры о выделении второй половины финансирования.

Невольно вспоминаешь о «дешевизне» атомной энергетики, в стоимость которой не закладываются миллиарды евро на вывод станции из эксплуатации, а также дальнейшее хранение и захоронение отходов.

Социальные проблемы

Закрытие станции – это всегда большая социальная проблема. Раньше, когда действовала Игналинская АЭС, население города Висагинас насчитывало 33 000 человек, сейчас осталось около 20 000 жителей. Конечно, это связано с закрытием станции. Сегодня местные власти стараются привлечь компании для развития региона: есть проект строительства смарт парка, рассматривается возможность развития атомного туризма – создание центра, куда бы приезжали студенты и ученые для учебы и обмена опытом. Есть идея полностью отойти от атомной тематики  и наладить производство медицинского оборудования. «После того, как в 2038 году все завершится, будет проведен мониторинг территории и выпущен отчет о том, что регион безопасен и можно вести хозяйственную деятельность, будет понятно, как ее можно использовать», – рассказала Даугщеня.

Она отметила, что единственная преференция, которая была всегда – 20-ти процентная скидка на электричество для местных жителей, проживающих в 50-ти километровой зоне АЭС. А в годы работы станции люди шутили, что получают «гробовые» – бюджетные работники получали ежемесячную надбавку за то, что живут и работают в зоне АЭС. Надбавка была упразднена, когда станцию закрыли.

Информирование

Инна Даугщеня (слева)Credit: Анна Киреева

Отвечая на каверзные вопросы экологических активистов про то, как информируют население о том, что происходит, руководитель коммуникаций улыбается: – Мы стараемся предоставлять общественности как можно больше информации. У нас есть рабочая группа из бывших сотрудников. Вместе с членами муниципалитета они входят в Общественный Совет по энергетике и экологии города Висагинас. Этот Совет собирает различные вопросы от жителей и всех заинтересованных. Мы с ними встречаемся раз в квартал, чтобы ответить на вопросы, рассказать новости. Кстати, именно Совет попросил представителей АЭС вывести показания датчиков, измеряющих радиационный фон вокруг станции и около хранилища, в режим он-лайн на сайте станции. Там можно и найти информацию о том, как себя вести в случае аварии, что делать, куда обращаться. На сайте станции, а также в информационных буклетах можно найти любые подробности, сколько и каких отходов уже наработано, сколько планируется, и где они будут размещены. Если нужны еще более детальные подробности, то можно кликнуть на баннер «Задай свой вопрос», и сотрудники подробно на все ответят. Ну и конечно, идет работа с местной прессой.

«Для нас, как экологических активистов, очень важно, чтобы процесс закрытия и демонтажа АЭС, не был «междусобойчиком атомщиков, которые приедут и что-то начнут разбирать». Для нас важно, чтобы местные жители, экологи, любой интересующийся человек знал о том, что происходит, какие есть варианты решений, почему выбрали один вариант, а не второй, понимал риски и угрозы. Важно, чтобы люди знали порядок действий в случае аварий. Для этого нужно информирование общественности и ее согласие», – отметил Колотов.

«Это мы увидели на примере Игналинской АЭС. Местные жители и заинтересованная общественность имеют полную информацию о количественном и качественном составе содержимого каждого хранилища на территории станции, знает дорожную карту: как и каким образом происходят работы, когда они завершатся, что входит в состав этих работ. Такая открытость вызывает уважение. Это показательный пример того, как можно обеспечить прозрачность вывода из эксплуатации АЭС даже с советскими реакторами», – считает российский эколог.

Анна Киреева

anna@bellona.ru

 

0
Окт 25 / Владимир Кузнецов

Письмо Премьер министру Литвы

Письмо Премьер министру Литвы       

Саулюсу Сквернялису 

 От

Владимира Кузнецова, Председателя Объединения Ветеранов Игналинской АЭС  2018-08-30 Nr.2

31126, Висагинас, Седулинос ал. 4-104

Уважаемый господин, Saulius Skvernelis.

Я обращаюсь к Вам, т. к., ответ на мое письмо Президенту от 15 07 2017г., по проблемам вывода из эксплуатации ИАЭС, фактически получен ответ от руководства ГП ИАЭС, подготовившего текст, который подписан вице-министром Министерства Энергетики (МЭ) Симонасом Шатунасом. Вероятно, в МЭ не нашлось компетентных специалистов для подготовки ответа. Полученный ответ не содержит конструктивных подходов для решения проблем безопасного вывода (а не «снятия») с эксплуатации энергоблоков ИАЭС. Ввод и вывод энергоблоков АЭС– это международная терминология, которой следует придерживаться в МЭ и в ГП ИАЭС.

Из ответа МЭ, также, следует, что ГП ИАЭС работает без лицензии и «планирует получить лицензию по «снятию» с эксплуатации в 2022 г.». Однако, ГП ИАЭС по проекту UP01 своим персоналом, без лицензии, сейчас, выполняет работы по демонтажу ТК (технологических каналов), являющихся составной частью активной зоны реактора. Фактически, это начало демонтажа реактора. Это нарушение Закона, не замеченное Министерством Энергетики и ядерным регулятором — VATESI. Разборка реактора начата без лицензии. С такой практикой нарушения я встречаюсь впервые за 40 лет работы в атомной энергетике (я работал на 3-х АЭС с РБМК, 40 лет).

Анализ выполняемых демонтажных и других работ, показывает

наличие ряда несоответствий требованиям: ОПБ АЭС- 88/97 (действующим в

ЛР), «Новой Директивы ЕС о РАО и ОЯТ»-2012 г. и рекомендациям МАГАТЭ.

Так, до настоящего времени, не выполнено требование п. 5.6.2. ОПБ АЭС- 88/97 — «За 5 лет до останова для каждого энергоблока разрабатывается Программа вывода из эксплуатации».  Прошло 18 лет от принятия решения о досрочном останове ИАЭС, энергоблоки остановлены в 2009 г., а Программ вывода из эксплуатации каждого энергоблока нет, до настоящего времени.

Отсутствие Программ, с описанием технических, организационных, финансовых, экологических и других проблем, не позволяет, не компетентным в области ядерных технологий директорам ГП ИАЭС и руководству МЭ принимать технически грамотные решения. Принятие 1-го, затем 2-го ОПСЭ (Окончательного плана снятия с эксплуатации) – это работа по принципу: «решение проблем, по мере их поступления». Такая практика не допустима в сельском хозяйстве, а в ядерной энергетике, тем более.

Вывод из эксплуатации АЭС с двумя УГР (Уран-графитовыми Реакторами) типа РБМК выполняется впервые в мире, и в стране, где нет ядерной научной базы. Тем не менее, для реализации стратегии немедленного демонтажа АЭС, не создан механизм ее претворения в жизнь– инфраструктура, укомплектованная компетентными научно-исследовательскими, конструкторскими, проектными, кадрами.

МЭ Литвы не готово создать «Коричневую лужайку» к 2038 г., как это запланировано, и вот почему:

  1. При отсутствии национальной ядерной научной базы, компетентных кадров в МЭ и в руководстве ГП ИАЭС, не создан механизм реализации стратегии немедленного демонтажа АЭС. На Украине принята стратегия немедленного демонтажа АЭС, но с отложенным на 70 лет демонтажем уран-графитовых реакторов типа РБМК. Это из-за высокого уровня радиации графитовой кладки, отсутствия в мире технологий безопасного обращения с облученным реакторным графитом (ОРГ) и недопустимо высокими дозовыми нагрузками на персонал.
  2. Работы выполняются по 2-му ОПСЭ, т. к., Программы вывода из эксплуатации каждого энергоблока не разработаны. Отсутствие Программ, в которых расписаны подробно все этапы полной ликвидации ядерного наследия: часто меняющиеся директора ГП ИАЭС и руководство МЭ не компетентны и не готовы к принятию технически грамотных решений. Рекомендую им почитать: http://proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7727
  3. Технология безопасной разборки графитовых кладок РБМК не разработана, 3-х мерная компьютерная модель дистанционной разборки графитовой кладки не создана. И это при не отложенном демонтаже УГР.
  4. Конструкция ЗК (Защитных Контейнеров) для хранения, технология кондиционирования ОРГ (Облученного Реакторного Графита) и удаления из биосферы в глубинное (300,0 м) хранилище не разработаны. Приемлемое место хранения не определено. Бурение скважин для поиска приемлемых мест хранения ОРГ и ОЯТ (Отработавшего Ядерного Топлива) не производится.
  5. Технология транспортировки ОЯТ для спуска в хранилище на глубину 300,0 м не разработана, существующие тяжелые ЗК (80-118,0 тонн) для этого не пригодны.
  6. Подготовка территории АЭС к другой, не ядерной деятельности и ликвидация временных зданий и поверхностных хранилищ РАО в ОПСЭ-2 не предусмотрена.
  7. Проблема хранения или удаления из страны свежего ЯТ в количестве 75 СТВС не решена.
  8. На строительство ИАЭС из чистых материалов в течение 10 лет, (с использованием дешевой рабочей силы -13 тыс. солдат) затрачено 3,5 млрд. €. Планируемые затраты 2,6 млрд. €, на ликвидацию «грязной» АЭС явно занижены. На полную ликвидацию «грязной» ИАЭС потребуется более 50 лет, и намного больше финансовых средств.
  9. МЭ и Государственный ядерный надзор ЛР — VATESI, со своими обязанностями не справляются.

Прошу принять мои извинения за обращение к Вам, а не в МЭ. Здесь отмечена неудовлетворительная работа VATESI, который не подчиняется МЭ.

С глубоким уважением,

Председатель ОВ ИАЭС          30-08-2018                                           Vladimir Kuznecov

 

0
Окт 24 / Владимир Кузнецов

Ответ VATESI на письмо Кузнецова Премьер Министру

VATESI

В. Кузнецову

Копия: канцелярии

Правительства ЛР

  1. Вопрос о лицензировании деятельности, выполняемой ИАЭС, включая демонтаж оборудования энергоблоков.

Напоминаем, что в настоящее время ИАЭС имеет лицензию, выданную VATESI, на эксплуатацию 1 и 2 энергоблоков. Руководствуясь настоящими лицензиями, после окончательного останова энергоблоков  ИАЭС в 2009 г., ИАЭС перешла в этап окончательного останова, во время которого из обоих энергоблоков  ИАЭС выгружается ядерное топливо. В 101 п. Требований по безопасности объектов ЯЭ установлен порядок, как во время окончательного останова объектов ЯЭ  могут проводиться подготовительные работы по выводу из эксплуатации ОЯЭ – техническая деятельность, выполняемая во время окончательного останова и вывода из эксплуатации ОЯЭ и при подготовке к планированию, организации и выполнению проекта по снятию с эксплуатации ОЯЭ и (или) работам по дезактивации и (или) демонтажу, выполняемым во время окончательного останова ОЯЭ (например, изоляция ненужных систем, забор проб, необходимых для инвентаризации инженерных сооружений и радиологических исследований и т.п.). Указанные в письме работы по демонтажу технологических каналов считаются подготовительными работами к проекту 2101 (в зоне R1 и R2), предназначенными для  подготовки к демонтажу реакторного сооружения и которые производятся с целью выяснения загрязнённости радионуклидами находящегося в реакторе графита и оборудования. Также обращаем внимание, что выемка технологических каналов ядерного реактора и их техническое обслуживание производилась и во время эксплуатации ИАЭС, поэтому и во время окончательного останова ИАЭС выемка небольшого количества технологических каналов проводилась с руководством лицензий на эксплуатацию 1 и 2 энергоблоков и с соблюдением установленных процедур. Все технологические каналы 1 и 2 энергоблоков будут демонтированы по проекту 2101, предусматривающему выемку этих каналов с целью  обеспечения доступа к демонтируемому оборудованию. Также отмечаем, что в настоящее время работы по проекту 2101 ещё не могли быть начаты и не начинались. ИАЭС в настоящее время подготавливает документы, описывающие работы по проекту 2101 и обосновывающие безопасность осуществления этого проекта, которые будут согласовываться с  VATESI. Также в настоящее время разрабатывается свод общих данных о демонтаже оборудования в рабочих зонах R1 и R2 реактора  1 –ого энергоблока ИАЭС, который будет согласовываться с  Еврокомиссией.

  1. Вопрос о подготовке программы по снятию с эксплуатации энергоблоков атомной электростанции.

Напоминаем, что снятие с эксплуатации имеющихся в ЛР ОЯЭ производится согласно действующим в ЛР и ЕС юридическим актам, с учётом рекомендации МАГАТЭ и накопленной положительной практики.  Руководствуясь  4 ч. 32 ст. закона о ЯЭ, эксплуатирующая ОЯЭ организация не позднее, чем за два года до окончательного останова ОЯЭ разрабатывает окончательный план снятия с эксплуатации ОЯЭ. Руководствуясь 37 п. Тр. по ЯБ -1.5.1-2015, держатель лицензии не реже раза в 5 лет со дня утверждения окончательного плана снятия с эксплуатации обязан пересматривать окончательный план снятия с эксплуатации ОЯЭ и при необходимости его обновлять. Напоминаем, что в 2004 г. был утверждён окончательный план снятия с эксплуатации ИАЭС, который в 2009 и в  2014 гг. был пересмотрен и обновлен. В  настоящее время снова ведётся пересмотр этого плана и планируется его обновление. Также напоминаем, что,  руководствуясь 98 п. Тр. по ЯБ -1.5.1-2015, работы по снятию с эксплуатации ОЯЭ держатель лицензии может выполнять только после подготовки описания проекта снятия с эксплуатации ОЯЭ и отчёта по анализу безопасности проекта снятия с эксплуатации ОЯЭ, а также согласования этих документов с  VATESI.

  1. Вопрос о выборе способа неотложного демонтажа ОЯЭ.

Постановлением Правительства ЛР № 1848 от 26-11-2002 г. был установлен способ снятия с эксплуатации ИАЭС – неотложный (немедленный) демонтаж. Обращаем внимание, что при выборе способа снятия с эксплуатации ИАЭС оценивались и аспекты, изложенные в Письме, и предложен наиболее подходящий вариант.

  1. Вопрос о выборе технологии разборки графитовой кладки.

Руководствуясь 102.5 и 104.5 подпунктами Тр. по ЯБ -1.5.1-2015, во время снятия с эксплуатации ИАЭС, предусматривая использовать в секторе ЯЭ новые и (или) ранее не испытанные держателем лицензии методы и технологии, обязана предоставить обоснование безопасности. ИАЭС вместе с другими документами на получение лицензии для снятия с эксплуатации ОЯЭ обязана предоставить VATESI отчёт по анализу безопасности снятия с эксплуатации ОЯЭ, в котором должна проанализировать и учесть новшества в науке и технологиях. Разборка  графитовой кладки будет разрешена только после удостоверения в том, что предложенная технология соответствует установленным требованиям по безопасности и не будет вредного воздействия на людей и ОС.

  1. Вопрос о помещении в могильник ОЯТ и облучённого графита реактора.

В программе по развитию упорядочения РО, утверждённой Правительством ЛР в 2015 г., установлены цели и задачи для всех РО, включая ОЯТ и прочие долгоживущие РО, этапы осуществления этих целей, технические решения  и планы для всех этапов. Руководствуясь данной программой, глубинный могильник РО должен быть оборудован до 2066 г. При  осуществлении этой задачи будет спроектирован глубинный могильник, подобраны контейнеры для ОЯТ и прочих долгоживущих РО, выбраны технологии обработки этих отходов,  и обоснована безопасность этих работ.

  1. О планируемой продолжительности работ по снятию с эксплуатации ИАЭС, окончательного упорядочения площадки и потребности в средствах, необходимых для выполнения этих работ.

Руководствуясь 36 п. Тр. по ЯБ -1.5.1-2015, планируемая продолжительность работ по снятию с эксплуатации ИАЭС, включая упорядочения площадки, целесообразное состояние и потребность в средствах, необходимых для выполнения работ по снятию с эксплуатации, описаны в окончательном плане по снятию с эксплуатации ИАЭС. В настоящее время ИАЭС ведёт пересмотр этого плана и планирует его обновление. При обновлении окончательного плана по снятию с эксплуатации ИАЭС необходимо учитывать опыт, приобретённый во время снятия с эксплуатации ИАЭС, требования и правила по безопасности, технологии, изменения в потребности фактических расходов и необходимых финансовых средств, мотивы и причины выбора способа снятия с эксплуатации ИАЭС, графики выполнения работ по снятию с эксплуатации ИАЭС, ход снятия с эксплуатации ИАЭС. При пересмотре окончательного плана по снятию с эксплуатации и при обращении внимания на аспекты, указанные в Письме, ИАЭС в этом плане сможет обновить информацию о целесообразном окончательном состоянии ИАЭС и (или) её площадки, планируемой продолжительности работ по снятию с эксплуатации ИАЭС и потребности в средствах, необходимых для выполнения этих работ.

  1. Вопрос о вывозе неиспользованного ядерного топлива.

Безопасность неиспользованного ядерного топлива на ИАЭС обоснована. Конечно, если бы была возможность возврата неиспользованного топлива производителю, это было бы рациональным решением.

  1. Вопрос о компетентности VATESI.

Напоминаем, что 17-29 апреля 2016 г. проходила миссия по международной оценке системы надзора и регламентирования ядерной и радиационной безопасности Литвы ( миссия IRRS).  Во время миссии приглашённые эксперты МАГАТЭ оценивали, соответствует ли инфраструктура системы надзора и регламентирования ядерной и радиационной безопасности и деятельность, выполняемая регулирующими институциями, стандартам ядерной и радиационной безопасности, установленным МАГАТЭ и признанным международной общественностью. Во время миссии IRRS эксперты МАГАТЭ положительно оценили систему ядерной и радиационной безопасности в Литве.

 

Начальник                          /подпись/                 М. Демченко

 

1+
Окт 24 / Владимир Кузнецов

Ответ МЭ на письмо Кузнецова Премьер Министру

Министерство Энергетики ЛР

В.Кузнецову                                                 21-09-2018 г. № (12.10-14)3-1721

Седулинос ал-4/104                                     На 30-08-2018 г.       №2

Висагинас

06-09-2018           № S-2946

Копия: канцелярии Правительства ЛР

 

О СНЯТИИ ИАЭС С ЭКСПЛУАТАЦИИ  

Выполняя поручение Премьер-министра ЛР, оформленное 6 сентября 2018 г. резолюцией канцлера Правительства ЛР № S-2946, министерство Энергетики ЛР (далее – МЭ), рассмотрело обращение (далее – письмо) В.Кузнецова от 30 августа 2018 г.

Информируем, что понятие снятия с эксплуатации объекта ядерной энергетики, которым считается Игналинская АЭС (далее – ИАЭС), было определено в законе о ядерной энергетике ЛР (далее – ЗЯЭ) ещё в 1996 г. и полностью соответствует международной терминологии.

Руководствуясь 1 ч. 2 ст. закона ЛР о снятии ИАЭС с эксплуатации,  снятие  ИАЭС с эксплуатации планируется и выполняется по межведомственному плану деятельности по  снятию ИАЭС с эксплуатации, который ежегодно пересматривается, и по окончательному плану  снятия ИАЭС с эксплуатации, который разрабатывается на весь период снятия ИАЭС с эксплуатации и пересматривается не реже одного раза за пять лет. С целями, задачами и средствами, ассигнованиями и выполняющими институциями межведомственного плана деятельности по  снятию ИАЭС с эксплуатации, утверждённого постановлением Правительства ЛР № 1037 от 13 декабря 2017 г., вы можете ознакомиться в информационной системе юридических актов канцелярии Сейма, которая размещена на сайте www.lrs.lt, Приказом министра Энергетики ЛР № 1-230 от 25 августа 2014 г. утверждён Окончательный план  снятия ИАЭС с эксплуатации (далее ОПСЭ), который подготовлен по утверждённым приказом № 22.3-39 от 9 апреля 2009 г.  начальника VATESI Требованиям к  снятию объекта ядерной энергетики с эксплуатации, не является публичным, т.к. в нём содержится конфиденциальная информация Игналинской АЭС  (далее – предприятие). Необходимо напомнить, что в 2019 г. предприятие планирует обновить ОПСЭ согласно требованиям по ядерной безопасности – BSR-1.5.1-2015 «Снятие с эксплуатации объектов ядерной энергетики» и, руководствуясь 4 частью 32 статьи ЗЯЭ, согласовать его с VATESI, министерством ООС, министерством Здравоохранения, министерством Энергетики,  министерством Социальной защиты и труда.

Обращаем ваше внимание на то, что, руководствуясь ОПСЭ, на территории предприятия активно создаётся и развивается инфраструктура снятия ИАЭС с эксплуатации и упорядочения радиоактивных отходов, например, начата эксплуатация новых объектов этой инфраструктуры (ХОЯТ (В1), Хранилища короткоживущих РА очень низкой активности (В19-1), измерительных устройств радиоактивности материалов (неконтролируемые уровни) (В10). На окончательном этапе находится оборудование комплекса по упорядочению и хранению ТРО (В2/3/4), строится хранилище РА очень низкой активности (В19-2), в ближайшее время планируется публичная закупка для работ по строительству приповерхностного могильника короткоживущих РА низкой и средней активности. Проекты этих объектов и обоснования безопасности разрабатывали организации, имеющие необходимую квалификацию, включая и учреждения Литвы: ЛЭИ, КТУ, ВГТУ, Центр Физико-технологических наук.

Для разработки первых проектов по демонтажу и обоснования безопасности предприятие пригласило на помощь подрядчиков, имеющих опыт такой работы. Участвуя в выполнении первых проектов по демонтажу, предприятие само приобрело опыт и начало разрабатывать проекты по демонтажу и обосновывать их безопасность. В настоящее время качество и безопасность выполненных и выполняемых проектов подтверждается необходимой компетенцией специалистов предприятия.

Необходимо отметить, что все выполняемые в настоящее время на территории предприятия работы по окончанию эксплуатации ИАЭС согласованы с VATESI, т.е., с самостоятельным государственным учреждением, осуществляющим государственное регламентирование и надзор за деятельностью в области энергетики с источниками ионизирующего излучения (контроль и учёт ядерных материалов, физической защиты  источников ионизирующего излучения, цикла ядерного топлива  и ядерных материалов,  радиационной и ядерной безопасности объектов ядерной энергетики, деятельности в этой области). Напротив, нежели утверждается в письме, предприятие не осуществляет демонтажа и дезактивации оборудования реакторов ИАЭС. В настоящее время предприятие разработало проект демонтажа и дезактивации оборудования зоны R1 и R2 первого реактора ИАЭС (верхние и нижние трубопроводы реактора)  и направило его на согласование с VATESI. Работы по этому проекту смогут выполняться только после того, как VATESI, при необходимости пригласив на помощь независимых международных экспертов, согласует проект и отчёт по анализу безопасности проекта.

Все риски по демонтажу зоны R3 реактора (активная зона реактора и биологическая защита) будут оцениваться на этапе выбора альтернатив демонтажа реакторов и подготовки оценки отчёта по воздействию на ОС. Для выполнения этих работ в настоящее время готовятся документы по закупке. Технология разборки графитовой кладки реактора будет подготовлена по проекту демонтажа реактора. Необходимо отметить, что участием в проекте демонтажа зоны R3 реакторов очень заинтересовано большинство крупнейших мировых организаций, действующих в области атомной энергетики.

Необходимо заметить, что проект закладывания долгоживущих РА в могильник находится на этапе планирования. Вопрос оборудования такого могильника не решен в большинстве стран, включая Россию. Даже и в странах, больше всего достигших в этой области (Швеция, Финляндия) лицензии на эксплуатацию глубинных могильников ещё не выданы. Как планируется в Литве обеспечить долговременное хранение ОЯТ и долгоживущих РА – предусмотрено программой по развитию упорядочения Радиоактивных отходов, утверждённой  постановлением Правительства ЛР №1427 от 23 декабря 2015 г., с которой также можно ознакомиться в информационной системе юридических актов канцелярии Сейма.

Обращаем внимание на то, что все перечисленные в письме вопросы известны предприятию и учреждениям по надзору за его деятельностью, и  для решения этих вопросов предусмотрены меры в вышеупомянутых юридических актах и документах, регламентирующих деятельность предприятия (со стратегией деятельности предприятия, планами мероприятий по её осуществлению можно ознакомиться на сайте предприятия).

Вице — министр энергетики    /подпись/   Эгидиюс Пурлис

 

Патриция Цейко

8 706 64638

patricija.ceiko@enmin.lt

1+
Окт 18 / Владимир Кузнецов

Объявление Объединения ветеранов ИАЭС

Продолжается прием граждан и ветеранов членом Совета ОВ ИАЭС.

Каждую среду с 12-00 до 14-00 в кабинете №104, Вильтес-1.

     Председатель Совета ОВ ИАЭС        18-10-2018          В. Н. Кузнецов

0
Окт 18 / Владимир Кузнецов

Международный «Круглый стол» атомщиков.

Это видео выступлений участников «круглого стола» совмещенные с power-point презентациями. Для просмотра нужно пройти по ссылке (см. ниже) и, после открытия ссылки, внизу информационного блока о конференции найдете Программу конференции. Рядом с фамилиями темы выступлений. Если кликнуть мышкой на тему каждого выступающего, начнется показ выступления и одновременно power-point презентации.

http://decommission.ru/2018/10/08/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE-%D0%B2%D1%8B%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B8%D0%B7-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%BB%D1%83%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%86/

 

1+
Окт 9 / Владимир Кузнецов

Как безопасно выводить из эксплуатации реакторы РБМК ?

 

 

В литовском атомграде Висагинас 31 сентября – 1 октября прошла двухдневная российско-литовская дискуссия по обсуждению стратегии безопасно вывода из эксплуатации уран графитовых энергетических реакторов типа РБМК.

Обсуждение за круглым столом организовали неправительственные организации: «Объединение ветеранов Игналинской АЭС» (Литва) и «Общественный совет южного берега Финского залива».

Работа Круглого стола (КС)

Все, когда-либо построенные уран-графитовые энергетические реакторы типа РБМК либо остановлены (Украина 4, Литва 2), либо работают в режиме продления проектного срока эксплуатации(Россия 11).

Участники КС в инфоцентре ИАЭС

Литва 13 лет назад первой в мире,при поддержке Евросоюза, начала работы по выводу из эксплуатации реакторов РБМК-1500. Израсходовано более 1 млрд. Евро.На полное решение проблем – демонтаж, окончательную изоляцию радиоактивных отходов, отработавшего ядерного топлива и реакторного графита потребуется еще средств и времени в 3-4 раза больше.

Участники КС в инфоцентре ИАЭС

В России, в декабре 2018 года планируется окончательно остановить и начать вывод из эксплуатации старейший в мире энергоблок РБМК-1000 Ленинградской АЭС. В дальнейшем планируется вывод всех остальных российских энергоблоков этого типа.

Участники КС у памятника Чернобыльцам в г. Висагинас

Так что российским представителям атомной отрасли, властей и общественности было интересно обсудить с литовскими коллегами концептуальные моменты вывода из эксплуатации реакторов, основанные на их опыте. Причем обсуждался не только технологический, но и социальный, экологический, политический Литвы…

Участники КС у закладного камня начала строительства г. Висагинас

Участники дискуссии подготовят по результатам обсуждения рекомендации всем заинтересованным  сторонам по концепции вывода из эксплуатации реакторов РБМК.

Олег Бодров, организатор и участник Круглого стола

Висагинас — Сосновый Бор

Участники круглого стола (слева направо)

  • Ефименко Сергей Михайлович, ЛАЭС, г. Сосновый Бор, Россия;
  • Шевалдин Виктор Николаевич, Председатель «Общественного совета по экологии и энергетике при Висагинском самоуправлении», член ОВ АЭС, бывший Генеральный директор ИАЭС, г. Игналина, Литва;
  • Кузьмин Николай Алексеевич, председатель «Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Ленинградской области, Сосновый Бор, Россия;
  • Кузнецов Владимир Николаевич, Председатель ОВ ИАЭС», Ученый Секретарь «Международного союза ветеранов атомной энергетики и промышленности», бывший зам. начальника реакторных цехов Ленинградской, Игналинской, Чернобыльской АЭС, г. Висагинас, Литва;
  • Бодров Олег Викторович, Генеральный директор ООО «Декомиссия», председатель «Общественного совета южного берега Финского залива» (ОС ЮБФЗ), СПб. — Сосновый Бор, Россия;
  • Дизик Борис Семенович, бывший начальник «Лаборатории реакторного оборудования ИАЭС», секретарь «Объединения ветеранов ИАЭС» (ОВ ИАЭС), г. Висагинас, Литва;
  • Муратов Олег Энверович, к.т.н., ООО ТВЭЛЛ, член Общественного Совета Росатома, Санкт-Петербург, Россия;
  • Ларионов Борис Иванович, бывший начальник смены ИАЭС, заместитель Председателя ОВ ИАЭС, г. Висагинас, Литва
  • Талевлин Андрей Александрович, к.ю.н., доцент Челябинского ГУ, эксперт по проблемам атомного права, Челябинск, Россия;

 

Видеоролик о Круглом столе смотрите здесь

Работа Круглого стола освещалась в СМИ Литвы:

https://news.tts.lt/

0
Сен 12 / Владимир Кузнецов

Объявление Объединения Ветеранов ИАЭС 12-09-2018 

Возобновлен прием граждан и ветеранов членом Совета ОВ ИАЭС.

Каждую среду с 12-00 до 14-00 в кабинете №104, Вильтес-1.

     Председатель Совета ОВ ИАЭС        12-09-2018          В. Н. Кузнецов

1+
Сен 12 / Владимир Кузнецов

Изоляция литовских атомщиков угрожает безопасности Балтийского региона

Фото: seogan.ru

https://www.rubaltic.ru/article/ekonomika-i-biznes/11092018-izolyatsiya-litovskikh-atomshchikov-ugrozhaet-bezopasnosti-baltiyskogo-regiona/

Полный вывод из эксплуатации Игналинской АЭС представляет собой сложнейшую с технологической точки зрения операцию, которую литовские атомщики никогда не проводили. Необходимый опыт имеют российские специалисты, однако власти Литовской Республики по политическим причинам отказываются от сотрудничества с ними. Аналитический портал RuBaltic.Ru выяснял, как должны выполняться работы на «Игналине» и чем литовской стороне грозит злоупотребление политическими решениями.

Проблема уран-графитовых атомных реакторов РБМК-1500, до 2009 года являвшихся основой энергетических блоков Игналинской АЭС, не является уникальной. Реакторы такого типа, относящиеся к первому поколению, были построены в нескольких странах мира, поэтому вопрос о том, что делать с облученным реакторным графитом (ОРГ), достаточно давно находится в поле зрения Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Наиболее остро проблема ОРГ стоит перед Великобританией: здесь его накоплено более 77 тыс. тонн. По 50 тыс. тонн отработанного графита хранится у США и России, более 23 тыс. тонн — у Франции. В этом случае для профессионалов атомной отрасли понятие «государственная граница» отсутствует: проблема общая, технологию необходимо разрабатывать объединенными усилиями. Нигде в мире никому и в голову не приходит, что можно создать нечто подобное литовскому ОПСЭ-2014 (окончательный план снятия с эксплуатации) — в атомной энергетике политический популизм недопустим.

Фото: seogan.ruФото: seogan.ru
То, что в Литве не осталось квалифицированных специалистов, — отдельная проблема.

Но что касается проблемы ОРГ, нужны максимальная ответственность и внимательное отношение к рекомендациям МАГАТЭ, а не творческая самодеятельность, которая может привести к тяжелым последствиям не только в самой Литве, но и в граничащих с ней странах.
Международная практика решения проблемы ОРГ имеет всего два варианта: демонтаж уран-графитовых реакторов может быть или отложенным, или немедленным. Решение об отложенном демонтаже уран-графитовых реакторов принято в США. Там реакторы, которые использовались в военных программах, в настоящее время остановлены, но никто не пытается их разбирать.

Пауза в 50–60 лет обеспечивает естественное снижение радиоактивности ОРГ, что позволит в будущем работать в более безопасной обстановке. Но это противоречит одному из принципов МАГАТЭ: проблемы «ядерного наследия» нужно решать как можно быстрее, а не оставлять потомкам. Да и с экономической точки зрения немедленный демонтаж выгоднее, ведь остановленные реакторы с их радиоактивной опасностью нужно охранять, делать регулярные замеры уровня радиоактивности, проводить регламентные работы и так далее.

Срочный демонтаж позволяет использовать компетенции персонала, эксплуатировавшего уран-графитовые реакторы: это тоже немаловажный вопрос. Нигде в мире больше не используют эту технологию создания атомных реакторов, и, соответственно, ни одно высшее учебное заведение не готовит специалистов такого профиля. Бывшие работники Игналинской АЭС выходят на пенсию, их охотно приглашают на работу в Беларусь, в Россию, а кто-то навсегда ушел из профессии.

Литва постепенно утрачивает самую большую ценность атомного проекта — профессионалов.
Власти страны могут расценивать это как угодно, но, повторимся, радиации нет никакого дела до политических вопросов.

Фото: postimees.eeФото: postimees.ee
На сегодняшний день в мире есть только один успешный пример полного демонтажа уран-графитового реактора, признанный МАГАТЭ уникальным. В 50-е годы в закрытом атомном городе Северск Томской области был создан Сибирский химический комбинат. За совершенно нейтральным названием — пять уран-графитовых реакторов, на которых нарабатывали оружейный плутоний для ядерного оружия.

После подписания Россией и США договора «О принципах обращения и утилизации плутония» такие реакторы были остановлены по обе стороны океана. Однако Росатом не стал сокращать персонал, а занялся его переподготовкой, создав Опытно-демонстрационный центр уран-графитовых реакторов (ОДЦ УГР).

Задача, которая была поставлена перед ОДЦ, звучит просто: требовалось разработать и реализовать технологию захоронения реактора на месте, чтобы обеспечить надежную изоляцию радиации на 10 тыс. лет. Почему именно такой срок? Все дело в радиоактивном изотопе графита С-14, период полураспада которого составляет 5,7 тыс. лет. За это время половина его ядер распадется и станет безвредной, а за 10 тыс. лет бывший реактор сделается практически безобидным.

Здесь следует вспомнить, что такое графит. Взгляните на карандаш: его следы легко стираются в пыль при малейшем трении, а в реакторе графитовые блоки стоят друг на друге в самом буквальном смысле этого слова. В течение 10 тыс. лет технология захоронения не должна позволить этой пыли ни попасть в атмосферу, ни уйти с дождями в грунтовые воды — необходима полнейшая изоляция, устойчивая к колебаниям температуры и всевозможным ЧП. О том, что подобный результат может обеспечить бетон, и мечтать не приходится — он продержится не более 250 лет.

Несколько лет все эти процессы отрабатывались на математических моделях при помощи мощнейших суперкомпьютеров Росатома. Десять лет работы, полтора десятка патентов — вот так решают проблему атомщики, в отличие от чиновников. Несколько лет аккуратно шел демонтаж всех металлических конструкций и надземной части здания реактора. Самая сложная, самая кропотливая часть работы — заполнение барьерной смесью каждого кубического миллиметра, каждой трещинки в бетоне, чтобы внутри могильника не было никакого воздуха.

Фото: seogan.ruФото: seogan.ru
Все эти 10 лет инспекторы МАГАТЭ, ученые-атомщики из других стран десятки раз приезжали проводить проверки, а также перенимать опыт. У северских специалистов все получилось: теперь МАГАТЭ на базе ОДЦ УРГ организует Международный центр — уникальный опыт российских атомщиков должен быть «растиражирован» на другие реакторы.

Самым разумным действием литовской стороны могло бы быть сотрудничество с этим Международным центром и Научно-исследовательским и конструкторским институтом энерготехники (НИКИЭТ). Именно в НИКИЭТ был разработан проект реактора РБМК-1500, на базе которого была построена Игналинская АЭС.

России тоже предстоит решать проблему уран-графитовых энергетических реакторов, поскольку сроки эксплуатации Ленинградской, Курской, Смоленской и Билибинской АЭС заканчиваются.
Несколько лет назад Росатом дал НИКИЭТ задание разрабатывать новые технологии обращения с облученным графитом. Первые результаты этой работы уже стали появляться: сейчас идут проверки и перепроверки метода, который получил название «кондиционирование графита». Газовая смесь при определенной температуре и давлении уничтожает изотоп углерода, уменьшая накопленную радиоактивность в несколько раз. В ближайшее время специалисты НИКИЭТ объединят усилия с Международным центром уран-графитовых реакторов, что, несомненно, даст дополнительные положительные эффекты.

Самоизоляция Литвы от работы международной команды физиков-атомщиков, к огромному сожалению, представляет реальную опасность для жителей Литвы и стран, граничащих с ней. Получается, что вся надежда на благополучный демонтаж Игналинской АЭС связана только с Евратомом: в отличие от политического руководства Литвы, в этой организации с огромным вниманием относятся к рекомендациям МАГАТЭ. А они на сегодняшний день довольно просты: Международный центр уран-графитовых реакторов должен продолжать работу, чтобы через несколько лет появился алгоритм решения всех проблем, связанных с обезвреживанием облученного материала.

2+