Перейти к записям
Авг 22 / Владимир Кузнецов

Железногорцы посетили хранилище радиоактивных отходов в Финляндии

http://www.atomic-energy.ru/SMI/2017/01/11/71186

Журналисты, представители администрации и Совета депутатов ЗАТО Железногорск приняли участие в техническом туре в Финляндию. С 13 по 16 декабря они посетили промышленные объекты финских компаний, занимающихся обращением с радиоактивными отходами (РАО), экспертными услугами в области атомной энергетики, обслуживанием ядерных энергетических установок. Технический тур был организован ФГУП «НО РАО».

Почему именно Финляндия? Потому что это первая страна в мире, выдавшая лицензию на сооружение пункта постоянного глубинного размещения ядерных отходов. Есть зарубежный опыт такой большой и серьезной работы, с которым важно ознакомиться. А заодно и узнать, как население европейской страны относится к атомным страшилкам. Вон Германия, испугавшись после Фукусимы, отказалась от ядерной энергетики. А что же Суоми?

Оказалось, строила, строит и будет строить. И даже в области захоронения радиоактивных отходов впереди планеты всей.

Три дня, что провела железногорская делегация в Финляндии, были очень содержательно насыщенными. До такой степени, что ни о каком шопинге или детальном знакомстве с культурой страны не могло быть и речи. Хотели прокатиться на знаменитом колесе обозрения в Хельсинки? Нет уж, пожалуйте в университетскую лабораторию Аалто, познакомьтесь с маленьким, но гордым реактором, с помощью которого в том числе спасена не одна жизнь онкобольных. Хотели купить деткам заветные сувенирчики с муми-троллями? У вас есть ровно пять минут, а потом мы едем на лекцию о системе обращения с РАО в Финляндии. Так журналисты получили столь мощной заряд технической информации, что вполне теперь могут участвовать в научных дискуссиях.

Именно в таком подготовленном состоянии мы и прибыли в главный пункт нашей поездки – в то самое Олкилуото – маленький остров в Ботническом заливе на Юго-Западе страны. Три с половиной часа на автобусе от Хельсинки – и вы там, где есть снег и, что немаловажно, солнце. В Хельсинки-то его нет, там совсем как в Питере – кругом свинцовое небо.

Что мы знали уже к тому времени? Что лаборатория-хранилище под названием Онкало (в переводе с финского «дупло») строится в глубоких геологических формациях и представляет собой сеть тоннелей и тоннельчиков для захоронения РАО.  Предусмотрена защита объекта от наводнения, ведь эти тоннельчики уходят непосредственно под дно того самого Ботнического залива Балтийского моря. При этом ни землетрясений, ни цунами, в отличие от Японии, здесь не ждут.

Конечно, ни российскую делегацию, ни туристов в тот самый тоннель не пускают, для этих целей есть демонстрационный, где все как будто по-настоящему. Масса информационных стендов и те самые отверстия для захоронения. Эдакие глубокие колодцы в гранитной скале, куда тут же попытался заглянуть каждый. А что там внутри?.. Пока ничего.

Программа по выбору места под хранилище высокоактивных радиоактивных отходов (ВАО) была начата в Финляндии в 1978 году,

спустя всего год после открытия первой финской АЭС. А всего их две на страну! Тогда и провели первые исследования геологического захоронения, считающиеся стартом проекта. Непосредственное захоронение отходов здесь планируется на 20-е годы нынешнего столетия, пока подземное хранилище достраивается и готовится к лицензированию. Так что между первым колышком по созданию уникального объекта и сегодняшним днем прошло около 40 лет.

В этот временной промежуток вошли выбор и строительство участка, различные согласования, в том числе с парламентом республики и населением муниципалитета, процесс оценки воздействия на окружающую среду, пробная эксплуатация лаборатории и т. д. Показательны итоги голосования в финском парламенте по поводу строительства лаборатории в Олкилуото. Голоса депутатов 18 мая 2001 года распределились следующим образом: 159 парламентариев выступили за, трое против, а 37 отсутствовали.

Объект решено было возвести в 20 километрах от населенного пункта Эурайоки, что на побережье Ботнического залива, ближе к Швеции.

Почему именно там? Финны считают, что по возможности РАО не должны перемещаться на большие расстояния от объектов атомной энергетики. Остров Олкилуото и одноименная АЭС, располагающиеся на территории коммуны Эурайоки, как раз тот самый случай, когда все уже собрано в одном месте – временное хранилище ОЯТ, работающее с 1987 года; действующее хранилище, введенное в эксплуатацию в 1992-м; собственно АЭС с двумя реакторами. Вроде бы хотели строить третий и даже частично это сделали, но возведение сооружения сильно затянулось и подорожало, посетовали потом финны. Поэтому пока поставили объект на паузу. Теперь, получается, здесь разместились еще и подземная лаборатория, и строящийся пункт для захоронения РАО. Там и планируется захоронение отходов на глубине около 500 метров. 

Что такого предлагают финны, чего у нас в области ядерной энергетики нет?

Пока аналогичные объекты только собираются строить в России, в том числе и в Железногорске. А финское ноу-хау выросло вот из чего. РАО уже существуют как класс? Существуют. Их нужно куда-то девать. Временные хранилища на земле являются лишь временным решением. Согласны? Да! В случае окончательного захоронения РАО не требуется ни контроля, ни техобслуживания. Геологическое захоронение является пассивно безопасным решением для ликвидации отходов. Другой вопрос – в ближайшие 100 лет можно придумать, что еще делать с высокоактивными РАО. Целый век, пока будет продолжаться эксплуатация хранилища Онкало, будет обеспечена извлекаемость отходов. Далее хранилище будет «запечатано» навсегда.

Финны действительно гордятся своим опытом сооружения объектов подземного захоронения радиоактивных отходов. Из-за экономии места они с удовольствием строят под землей все что можно и нельзя – помимо традиционного метро в столице запихали в толщу земли очистные сооружения, многочисленные автомобильные и железнодорожные тоннели, паркинги, пещеры для хранения нефти. В общем, признались финны, в Хельсинки есть целый подземный город. И мы с понимающим видом переглянулись – вы нам рассказываете!?.

Финны с удовольствием консультируют Швецию, Южную Корею, Канаду, Японию, но уже в части подземного атомного строительства. Очень бы хотели и нам передать свой бесценный опыт, конечно, не безвозмездно, но все же. Тем паче что пункт финальной изоляции высокоактивных РАО, который начнет свою работу через каких-либо 3–5 лет в Эурайоки, по выбору геологической среды очень схож с подземной исследовательской лабораторией, которую планируется сооружать в ближайшем будущем в Нижне-Канском массиве у нас под Железногорском. Как принято говорить в определенных кругах, нормальная тема: зачем нам совершать ошибки там, где их уже сделали те же финны? Но у советских людей собственная гордость и… опыт Минатома-Росатома, напомнил принимающей стороне председатель депутатской комиссии по правовым вопросам Сергей Шаранов. Его как парламентария не в последнюю очередь волновало, а как население относится к подобным проектам?

«Каким образом Saanio&Riekkola удалось получить согласие жителей муниципалитета Эурайоки на то, что рядом с ними будет построен потенциально опасный ядерный объект?»

– спросили железногорские журналисты Тимо Сеппяля, старшего советника компании, имея в уме, что в большинстве случаев в разных странах такие процессы проходят весьма непросто. Есть сторонники ядерной энергетики, есть ее ярые противники, есть колеблющиеся. Финн ответил сначала довольно общей фразой:

«Мы провели серию открытых мероприятий, на которых можно было задать интересующие вопросы».

В качестве иллюстрации кивнул на слайд-презентацию, где расположились фото со школьниками, исследующими природу и проводящими химические опыты, «мероприятия на рыночной площади Эурайоки» от компании Posiva и «мероприятия для соседей в Олкилуото». На первый взгляд, маловато. Но картину дополнила статистика, а впоследствии интервью с жителями, и стало понятно, что проделана титаническая работа по просвещению населения. Такая по-европейски опять же планомерная, дидактичная.

Судя по статистике, мероприятия дали эффект всего лишь на 5 процентов. Главными источниками информации и доверия для местных жителей оказались газеты (почти 40%) и брошюры (22%), интернет уместился в 10 процентов. К печатным СМИ в Финляндии уровень доверия довольно высокий. (Кстати, как потом выяснилось на лекции от известной консалтинговой фирмы VTT, играющей не последнюю роль в атомной энергетики Суоми, на первом месте по уровню доверия финнов находится полиция (!), а на последнем – политические партии).

Ну и самое главное – открытость, открытость и еще раз открытость, несколько раз подчеркивал Тимо.

Железногорским журналистам удалось пообщаться с жителями Олкилуото – это как наш Подгорный, всего 6 тысяч населения. Первые же финны, встреченные телевизионщиками на улице – ну явно не подставные! –  охотно поделились своим мнением: про ядерный объект, естественно, знаем, считаем, что он безопасный, наш муниципалитет богатый из-за расположения на его территории АЭС, а также будущего объекта по захоронению радиоактивных отходов. Не, не боимся! В общем, даже очень похоже на менталитет железногорцев, впитавших с молоком матери устойчивость ко всякого рода ядерным страшилкам.

Финны вообще удивительно спокойный народ, с таким хорошим европейским линейным мышлением. Потом мы еще и еще беседовали с рядовыми представителями бывшей российской окраины, и поразило их искреннее удивление – а чего бояться, если все максимально открыто и прозрачно, никто ничего не скрывает, на объект организованы экскурсии, и там все подробно объясняют про ту самую безопасность и даже фильмы показывают…

И уже совсем представителей Железногорска поверг в тупик представитель АЭС, очень похожий на Конара Макгрегора, встречавший нашу делегацию в информационном центре Олкилуото и сопровождавший на АЭС вплоть до демонстрационного тоннеля. Поверг в шок, конечно, не своей схожестью с известным ирландским бойцом смешанных единоборств, а тем, как он ответил на вопрос, имеются ли какие-либо льготы для работников АЭС, работающих на ядерно-опасном объекте?

«Нет, – удивился «Макгрегор», – у нас просто высокая зарплата и просто ядерный объект. Не опасный». 

Так что же, в конце концов, выиграли жители от того, что разрешили расположиться рядом пусть, хорошо, не опасному, но ядерному объекту? Во-первых, самым первым условием муниципалитета (читай, жителей) было то, что надо бы уважаемой компании отремонтировать усадьбу Вуойоки – архитектурный комплекс в стиле ампир, который считается одним из наиболее выдающихся достижений архитектуры Финляндии. Может, не самый красивый, но он пользуется популярностью среди туристов замков-имений страны. Сразу после ремонта (раньше это был дом престарелых) здесь расположились многофункциональный центр, ресторан, гостевой и туристический комплекс, который в том числе организует экскурсии в информационный центр АЭС Олкилуото. В последнем, кстати, больше похожем на Красноярский КИЦ по масштабу, оборудованном по последнему слову техники и дизайна, посетители узнают о работе атомной станции и собственно подземной лаборатории. Минимальный размер группы – 10 человек. И недостатка в экскурсиях нет, мы так поняли, судя по радостно галдящим школьникам.

Отремонтированная усадьба, конечно, осталась в собственности муниципалитета. И соответствующий доход в бюджет. Плюс налоговые поступления от ядерного объекта, возможность трудоустройства на высокотехнологичное производство. Управляющая этой самой усадьбой Эурайоки Кати рассказала нам в интервью – да, молодежь вынуждена уезжать учиться в большие города на инженеров. Но потом все возвращаются обратно, потому что работать на АЭС здесь считается очень престижно. (Так-то там только сельское хозяйство остается!) У нас-то не всегда так радужно с молодежью, которая не спешит, получив образование,  приехать в Сибирь…

В общем и целом, сделали мы вывод, у финнов есть чему поучиться. Больших секретов они нам, конечно, не раскрыли, но направление задали – открытость в диалоге с населением. Это то, чего нам действительно не хватает.

Источник: 

Елена Глазунова. ДЕЛА.ru

0
Авг 11 / Владимир Кузнецов

Частота заболеваемости жителей г. Висагинас в 2018 г по 12 классификационным кодам болезней

Ситуация с заболеваемостью жителей г. Висагинас и  территории Висагинского региона, не однозначно воспринимается и комментируется Министерством здравоохранения, Институтом гигиены Литвы, Рокишским Центром Общественного Здоровья, общественными организациями г. Висагинас. Частота заболеваемости по 12 классификационным кодам болезней у жителей Висагинского региона в период с 2001 по 2018 г, самая высокая среди 60 регионов Литвы. За этот период жители региона 121 раз занимали 1-е, 2-е или 3-е место по частоте заболеваемости среди всех регионов Литвы. К числу наиболее распространенных заболеваний следует отнести:

Новообразования (18 первых мест), болезни мочеполовой системы (18 первых мест), заболевания органов дыхания (16 первых мест), заболевания эндокринной системы (13 первых мест), злокачественные образования (11 первых мест) и т.д.  Более подробные данные о частоте заболеваемости мужчин, женщин, проживающих как в г. Висагинас, так и в сельской местности региона Вы можете ознакомиться на сайте: https://visaginas.net/ru/list/latest или по ссылке :

Частота заболеваемости жителей г. Висагинас в 2018 г по 12 классификационным кодам болезней   8 августа 2019

Предоставленная информация может быть использована для системного анализа причин повышенной заболеваемости не только жителей Висагинского региона, но и жителей других регионов Литвы.

Отзывы, пожелания, замечания будут с благодарностью приняты авторами. Кроме того, дискуссия по обозначенной проблеме будет стимулом к продолжению набора данных или его прекращению.

Ю. Д. Баталин

Б. С. Дизик

2+
Авг 5 / Владимир Кузнецов

ИЗОЛЯЦИЯ ЛИТОВСКИХ АТОМЩИКОВ УГРОЖАЕТ БЕЗОПАСНОСТИ БАЛТИЙСКОГО РЕГИОНА

Фото: seogan.ru

https://www.rubaltic.ru/article/ekonomika-i-biznes/11092018-izolyatsiya-litovskikh-atomshchikov-ugrozhaet-bezopasnosti-baltiyskogo-regiona/

Полный вывод из эксплуатации Игналинской АЭС представляет собой сложнейшую с технологической точки зрения операцию, которую литовские атомщики никогда не проводили. Необходимый опыт имеют российские специалисты, однако власти Литовской Республики по политическим причинам отказываются от сотрудничества с ними. Аналитический портал RuBaltic.Ru выяснял, как должны выполняться работы на «Игналине» и чем литовской стороне грозит злоупотребление политическими решениями.

Проблема уран-графитовых атомных реакторов РБМК-1500, до 2009 года являвшихся основой энергетических блоков Игналинской АЭС, не является уникальной. Реакторы такого типа, относящиеся к первому поколению, были построены в нескольких странах мира, поэтому вопрос о том, что делать с облученным реакторным графитом (ОРГ), достаточно давно находится в поле зрения Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Наиболее остро проблема ОРГ стоит перед Великобританией: здесь его накоплено более 77 тыс. тонн. По 50 тыс. тонн отработанного графита хранится у США и России, более 23 тыс. тонн — у Франции. В этом случае для профессионалов атомной отрасли понятие «государственная граница» отсутствует: проблема общая, технологию необходимо разрабатывать объединенными усилиями. Нигде в мире никому и в голову не приходит, что можно создать нечто подобное литовскому ОПСЭ-2014 (окончательный план снятия с эксплуатации) — в атомной энергетике политический популизм недопустим.

Фото: seogan.ruФото: seogan.ru
То, что в Литве не осталось квалифицированных специалистов, — отдельная проблема.

Но что касается проблемы ОРГ, нужны максимальная ответственность и внимательное отношение к рекомендациям МАГАТЭ, а не творческая самодеятельность, которая может привести к тяжелым последствиям не только в самой Литве, но и в граничащих с ней странах.
Международная практика решения проблемы ОРГ имеет всего два варианта: демонтаж уран-графитовых реакторов может быть или отложенным, или немедленным. Решение об отложенном демонтаже уран-графитовых реакторов принято в США. Там реакторы, которые использовались в военных программах, в настоящее время остановлены, но никто не пытается их разбирать.

Пауза в 50–60 лет обеспечивает естественное снижение радиоактивности ОРГ, что позволит в будущем работать в более безопасной обстановке. Но это противоречит одному из принципов МАГАТЭ: проблемы «ядерного наследия» нужно решать как можно быстрее, а не оставлять потомкам. Да и с экономической точки зрения немедленный демонтаж выгоднее, ведь остановленные реакторы с их радиоактивной опасностью нужно охранять, делать регулярные замеры уровня радиоактивности, проводить регламентные работы и так далее.

Срочный демонтаж позволяет использовать компетенции персонала, эксплуатировавшего уран-графитовые реакторы: это тоже немаловажный вопрос. Нигде в мире больше не используют эту технологию создания атомных реакторов, и, соответственно, ни одно высшее учебное заведение не готовит специалистов такого профиля. Бывшие работники Игналинской АЭС выходят на пенсию, их охотно приглашают на работу в Беларусь, в Россию, а кто-то навсегда ушел из профессии.

Литва постепенно утрачивает самую большую ценность атомного проекта — профессионалов.
Власти страны могут расценивать это как угодно, но, повторимся, радиации нет никакого дела до политических вопросов.

Фото: postimees.eeФото: postimees.ee
На сегодняшний день в мире есть только один успешный пример полного демонтажа уран-графитового реактора, признанный МАГАТЭ уникальным. В 50-е годы в закрытом атомном городе Северск Томской области был создан Сибирский химический комбинат. За совершенно нейтральным названием — пять уран-графитовых реакторов, на которых нарабатывали оружейный плутоний для ядерного оружия.

После подписания Россией и США договора «О принципах обращения и утилизации плутония» такие реакторы были остановлены по обе стороны океана. Однако Росатом не стал сокращать персонал, а занялся его переподготовкой, создав Опытно-демонстрационный центр уран-графитовых реакторов (ОДЦ УГР).

Задача, которая была поставлена перед ОДЦ, звучит просто: требовалось разработать и реализовать технологию захоронения реактора на месте, чтобы обеспечить надежную изоляцию радиации на 10 тыс. лет. Почему именно такой срок? Все дело в радиоактивном изотопе графита С-14, период полураспада которого составляет 5,7 тыс. лет. За это время половина его ядер распадется и станет безвредной, а за 10 тыс. лет бывший реактор сделается практически безобидным.

Здесь следует вспомнить, что такое графит. Взгляните на карандаш: его следы легко стираются в пыль при малейшем трении, а в реакторе графитовые блоки стоят друг на друге в самом буквальном смысле этого слова. В течение 10 тыс. лет технология захоронения не должна позволить этой пыли ни попасть в атмосферу, ни уйти с дождями в грунтовые воды — необходима полнейшая изоляция, устойчивая к колебаниям температуры и всевозможным ЧП. О том, что подобный результат может обеспечить бетон, и мечтать не приходится — он продержится не более 250 лет.

Несколько лет все эти процессы отрабатывались на математических моделях при помощи мощнейших суперкомпьютеров Росатома. Десять лет работы, полтора десятка патентов — вот так решают проблему атомщики, в отличие от чиновников. Несколько лет аккуратно шел демонтаж всех металлических конструкций и надземной части здания реактора. Самая сложная, самая кропотливая часть работы — заполнение барьерной смесью каждого кубического миллиметра, каждой трещинки в бетоне, чтобы внутри могильника не было никакого воздуха.

Фото: seogan.ruФото: seogan.ru
Все эти 10 лет инспекторы МАГАТЭ, ученые-атомщики из других стран десятки раз приезжали проводить проверки, а также перенимать опыт. У северских специалистов все получилось: теперь МАГАТЭ на базе ОДЦ УРГ организует Международный центр — уникальный опыт российских атомщиков должен быть «растиражирован» на другие реакторы.

Самым разумным действием литовской стороны могло бы быть сотрудничество с этим Международным центром и Научно-исследовательским и конструкторским институтом энерготехники (НИКИЭТ). Именно в НИКИЭТ был разработан проект реактора РБМК-1500, на базе которого была построена Игналинская АЭС.

России тоже предстоит решать проблему уран-графитовых энергетических реакторов, поскольку сроки эксплуатации Ленинградской, Курской, Смоленской и Билибинской АЭС заканчиваются.
Несколько лет назад Росатом дал НИКИЭТ задание разрабатывать новые технологии обращения с облученным графитом. Первые результаты этой работы уже стали появляться: сейчас идут проверки и перепроверки метода, который получил название «кондиционирование графита». Газовая смесь при определенной температуре и давлении уничтожает изотоп углерода, уменьшая накопленную радиоактивность в несколько раз. В ближайшее время специалисты НИКИЭТ объединят усилия с Международным центром уран-графитовых реакторов, что, несомненно, даст дополнительные положительные эффекты.

Самоизоляция Литвы от работы международной команды физиков-атомщиков, к огромному сожалению, представляет реальную опасность для жителей Литвы и стран, граничащих с ней. Получается, что вся надежда на благополучный демонтаж Игналинской АЭС связана только с Евратомом: в отличие от политического руководства Литвы, в этой организации с огромным вниманием относятся к рекомендациям МАГАТЭ. А они на сегодняшний день довольно просты: Международный центр уран-графитовых реакторов должен продолжать работу, чтобы через несколько лет появился алгоритм решения всех проблем, связанных с обезвреживанием облученного материала.

1+
Июл 30 / Владимир Кузнецов

Шаг в радиоактивную пустоту: почему не надо было останавливать Игналинку

До 2009 года Литва входила в один из самых престижных мировых «клубов» стран, обладающих собственными атомными электростанциями. Игналинская АЭС стала последней из построенных Министерством среднего машиностроения СССР. Первый энергоблок был принят в эксплуатацию в 1984 году, второй – в 1987 году.

Проектный срок эксплуатации у атомных реакторов РБМК-1500 составляет 45 лет, то есть АЭС могла успешно работать до конца 20-х годов.

Одна из основных претензий, которые высказывали в адрес Игналинской АЭС – то, что на ней работали реакторы «чернобыльского типа» (реакторы Чернобыльской АЭС – РБМК-1000). Однако все уроки страшной катастрофы 1986 года на Игналине были учтены – была внедрена дополнительная многоуровневая система безопасности, ради чего мощность реакторов пришлось снизить. Говорить об объективности критики не приходится еще и потому, что на территории России продолжают успешно и безаварийно работать 12 реакторов РБМК, построенных значительно раньше, чем те, которые установлены на Игналинской АЭС. Полная остановка реакторов стала одним из основных требований при приеме Литвы в состав ЕС, и вот с момента появления этих требований началась череда каких-то странных событий, логика которых совершенно не очевидна.

© CC BY 3.0/ Vadik_01
Игналинская АЭС

В 1993 году Игналинская АЭС выработала 12,26 млрд киловатт-часов электроэнергии, что составило 88,1% всей электроэнергии, выработанной на территории Литвы – результат, занесенный в книгу рекордов Гиннесса. Этого хватало не только самой Литве – республика уверенно экспортировала электроэнергию всем остальным странам, входящим в состав энергокольца БРЭЛЛ. Действовал договор с тогдашним Министерством атомной энергетики России, на основании которого Россия поставляла свежее ядерное топливо и забирала для дальнейшей переработки облученное, отработавшее топливо.

ЕС выдвинул требование о закрытии – имел полное на то право. Но этим ЕС заявлял, что требует от Литвы избавиться от источника доходов и базы энергетической безопасности страны. Разве не разумно было оформить согласие о закрытии отдельным договором, который обязал бы ЕС каким-то образом компенсировать прямой убыток?

Но этого не было сделано. Мало того – издавая закон об остановке и последующем демонтаже Игналинской АЭС, руководство Литвы не сделало ни одной оговорки о том, что закон принимается в связи с требованиями со стороны ЕС. Если подходить к происшедшему совершенно формально, то есть ровно один документ, на основании которого остановлены реакторы – решение правительства и парламента Литвы. В результате получается, что проблема демонтажа АЭС стала проблемой исключительно Литвы, ЕС может идти на встречу ее просьбам о финансировании всех работ, а может и не идти – нет никаких обязывающих документов или договоров.

© CC BY-SA 3.0/ Schyll
Игналинская АЭС

Мало того – вопрос о закрытии АЭС никак не был согласован и с Росатомом, с ним даже не велись переговоры по этому поводу. Конечно, политики могут на это говорить самые разные слова, но они не изменят ситуации, в которой оказалась Литва.

У России не возникло никаких обязательств относительно того отработанного ядерного топлива, которое находилось в реакторах на момент их остановки. Обращение с ним стало проблемой только и исключительно Литвы. В ядерном топливе, находящемся в активной зоне реактора, идет реакция деления ядер урана – под ударами нейтронов они в буквальном смысле слова «разваливаются» на осколки деления. Часть этих осколков чрезвычайно радиоактивна, отработанное ядерное топливо (ОЯТ) чрезвычайно радиационно опасно. Сразу после того, как ОЯТ извлекают из реактора, его на пять лет помещают в пристанционный бассейн выдержки.

В ОЯТ продолжаются ядерные реакции, продолжает выделяться большое количество тепла, бассейны обеспечены системой проточной воды, которая уносит это тепло. Но и через пять лет далеко не все ядерные реакции в ОЯТ заканчиваются, уровень радиации не падает до безопасного. Чтобы избежать радиоактивного заражения, Литва вынуждена была строить специальное хранилище для ОЯТ, добившись выделения финансовой помощи для этого. Мало того – по мере извлечения ОЯТ из бассейнов выяснилось, что около 3% стержней имеет дефекты, из-за чего уровень радиоактивности в них значительно выше расчетного. Чтобы разработать технологию обращения с дефектными стержнями, немецкая компания Nukem Technology, которая выиграла международный тендер на эту часть работы, потратила несколько лет, и в результате сроки, отведенные на перемещение ОЯТ в хранилище, были сорваны. Но сейчас с этой проблемой удалось справиться, во многом благодаря тому, что новым владельцем немецкой компании стал Росатом. Немецкие инженеры и конструкторы получили доступ к информации изготовителя топлива по всей технологии, что облегчило решение возникшей проблемы.

Но хранилище ОЯТ стало не единственным на территории остановленной станции. Во время работы реактора наведенную радиацию получают все металлоконструкции, все механизмы и приспособления – их тоже нельзя бросить на месте или «сдать в металлолом». Низкий уровень радиоактивности имеет все, что находилось внутри АЭС, включая даже рабочую одежду персонала, – для низкоактивных отходов тоже пришлось придумывать способ безопасного хранения. При этом все работы сопровождались целой чередой коррупционных скандалов, менялись руководители остановленной АЭС, работы шли с перерывами, менялись подрядчики. Но сейчас все это уже позади, осталась ровно одна, но самая сложная проблема.

В качестве замедлителя нейтронов в реакторах РБМК используется графит. Активная зона реактора состоит из графитовых блоков, в которых просверлены сквозные вертикальные отверстия для размещения топлива. Вес блоков в двух реакторах – почти три тысячи тонн, и вот как поступать с этим графитом – неизвестно. Дело в том, что по мере работы реактора в графите начинает накапливаться его радиоактивный изотоп С14 с периодом полураспада 5 700 лет.

Изотоп этот коварен, он очень легко усваивается любыми живыми организмами и растениями, потому способен наносить вред многие сотни лет. В реакторном графите накапливается еще и радиоактивный изотоп йода – в меньших количествах, но более опасный.

В реакторном графите накапливается еще и тритий, радиоактивный изотоп водорода, защита от радиоактивности которого практически невозможна – нужно ждать, пока он распадется сам по себе.

И есть решение правительства Литвы, что вот этот графит надо извлечь из реакторов и захоронить. Бумага, конечно, терпит, но в мире не существует технологии, которая способна обеспечить такую операцию.

Что такое графит? Мы его часто видим – в виде грифелей карандашей. Минимальный нажим – и на бумаге остаются его чешуйки. Начать двигать, шевелить графитовую кладку реакторов – и чешуйки графита, в том числе и радиоактивного, превратятся в мельчайшую пыль. Справятся с ней фильтры или нет? Возможно, что все будет удачно, но пока никто в мире на такой эксперимент, который грозит радиоактивным заражением персоналу, воздуху, почве вокруг реактора, не решался.

Единственное удачное захоронение уран-графитового реактора – в активе Росатома, специалистам которого удалось это сделать с одним из реакторов в городе Северске. В настоящее время МАГАТЭ организует в Северске Международный центр уран-графитовых реакторов – проблема их захоронения остро стоит не только перед Россией, но и перед США, Англией, Францией. Сколько времени уйдет на создание единой, унифицированной безопасной технологии – пока можно только гадать.

То, что в бюджете Литвы нет средств на проведение работ с графитом – большая удача для ее населения и жителей стран-соседей. Деньги выделит ЕС, но при этом «приставит контролера» – Евратом, который тоже станет участником Международного цента уран-графитовых реакторов. Вот только это и гарантирует, что лихие политики Литвы не натворят бед, что все будет проходить под контролем Евратома и МАГАТЭ.

Общие затраты на окончательный демонтаж Игналинской АЭС составят не менее 3 млрд евро. «Не менее» – потому, что сейчас невозможно сказать, сколько будет стоить решение проблемы с реакторным графитом. АЭС могла бы продолжать работать все эти годы, обеспечивая прибыль бюджету Литвы, вместо этого происходит то, что мы постарались очень коротко рассказать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1+
Июл 25 / Владимир Кузнецов

О ЧАСТИЧНОЙ РАЗБОРКЕ ГРАФИТОВОЙ КЛАДКИ РБМК на Ленинградской АЭС

Из опыта ремонта графитовой кладки реактора РБМК на энергоблоке №1 Ленинградской АЭС.           

По всем геометрическим и конструктивным параметрам это точно такой же реактор, как и реакторы Игналинской АЭС.

Одной из актуальнейших проблем, связанных с выводом из эксплуатации атомных электростанций с уран-графитовыми реакторами (УГР), является проблема обращения с облученным реакторным графитом (ОРГ). Графит является замедлителем нейтронов для их участия в делении ядер U235.

Активная зона РБМК, построена из плотно стоящих вертикальных графитовых колонн размерами 250*250*8000 со сквозным вертикальным отверстием диаметром 114 мм. Каждая колонна состоит из графитовых блоков 250*250*600. Общие размеры графитовой кладки реактора РБМК, диаметр цилиндра 14 м, высота Реактор состоит из 2488 графитовых колонн со сквозными вертикальными отверстиями- трактами, в которые устанавливаются ТК (технологические каналы) с ТВС (топливом), каналы (СУЗ — системы управления и защиты) и графитовые стержни в отражателе.  АЗ (активная зона) реактора высотой 7 и диаметром 11,8 м набрана из 1888 графитовых колонн, составленных из 14 блоков размерами 250×250×600.  (34 832 блока).

Перед разборкой реактора из него выгружаются: ТВС, ТК, каналы СУЗ и КОО. Для снижения дозовых нагрузок от гамма-фона Со-60, до начала демонтажа, графитовая кладка выдерживается от 10 до 20 лет, при этом, удельная гамма-активность графита снижается в 4÷15 раз. Графит реактора при долголетнем облучении быстрыми нейтронами и γ-квантами теряет плотность, становится трещиноватым, рыхлым и хрупким, с увеличенной пористостью. К концу срока эксплуатации в графитовых блоках появляются глубокие продольные трещины.       Поэтому, при разборке реактора, при любом механическом воздействии на кладку, появляется угольная пыль, содержащая опасно высокие концентрации β ̶ радионуклидов, в частности тритияхлора Cl-36, радиоуглерода C-14, которые, за время выдержки реактора, практически не распадаются. Концентрация радиоуглерода С-14 повышена в поверхностных областях графитовых блоков. Эти области являются наиболее рыхлыми, хрупкими и самыми пылеобразующими при трении друг об друга, в момент извлечения.

В 2013 году, на ЛАЭС, при частичном демонтаже кладки, как способ борьбы с радиоактивной угольной пылью было применен отсос пыли снизу графитового тракта, с задержкой пыли на последовательной цепи из циклона, скруббера, влагоотделителя и фильтров с газодувкой. (К. Г. Кудрявцев). Этот способ фильтрации успешно задерживает 99% р/а С-14, и тяжёлые радионуклиды, а тритий и Cl-36 из системы фильтрации поступали в атмосферу помещения, т. е., в ОС (окружающую среду). В графитовой кладке удельная активность трития ~105 ÷106 Бк/г, хлора-36 105 ~  Бк/г.

Угольная пыль от резки блоков эвакуировалась вниз через систему фильтрации. В процессе выемки графитовых блоков, и подаче их в центральный зал, пыль появлялась из трещиноватых, рыхлых слоёв графита.     

           Учитывая большие объёмы графитовой кладки (1800 тн.), ее демонтаж с применением указанного способа фильтрации пыли не сможет обеспечить безопасного, приемлемого уровня дозовых нагрузок на персонал. Ремонт кладки длился 2 года. Реактор, вместо 30-ти лет (по проекту) отработал до окончательной остановки 45 лет. О загрязнении ОС,  дозовых нагрузках на персонал и состояние здоровья персонала , принимавшего участие в ремонтных работах,  информации нет.

Владимир Кузнецов

1+
Июл 13 / Владимир Кузнецов

Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти

Информация для общественности г. Висагинас.         

Государственная политика России в области использования атомной энергии обращения с радиоактивными отходами не должна противоречить основным правам граждан. Право на экологическую и радиационную безопасность принадлежит как настоящему, так и будущим

поколениям. На федеральном уровне правовую базу обращения с РАО составляют законы «Об использовании атомной энергии» № 170 ФЗ и «Об обращении с радиоактивными отходами» № 190 ФЗ. Органы государственной власти субъектов РФ участвуют в принятии решения о размещении объектов обращения с РАО. Согласно п. 5 Постановления Правительства РФ от 14.03.1997 № 306, решения о сооружении объектов федерального значения принимает Правительство РФ совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых предполагается размещение объектов.

В настоящее время во многих регионах Российской Федерации приняты нормативные правовые акты в сфере природопользования и охраны окружающей среды, в том числе и радиационной безопасности. Законы о радиационной безопасности населения приняты в Свердловской, Челябинской, Томской области, Краснодарском, Красноярском краях и др.

Одним из недостатков существующего Закона о РАО является отсутствие закрепленных процедур общественного участия на разных стадиях обращения с РАО, хотя право граждан и общественных объединений на участие в формировании политики в области использования атомной энергии закреплено в ст. 14 Федерального зкона «Об использовании атомной энергии». В Законе о РАО участие общественности в формировании политики в сфере использования атомной энергии сведено к «предоставлению информации по вопросам деятельности национального оператора с учетом требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне».

Право граждан на участие в принятии решений, например, определения места захоронения радиоактивных отходов, в Законе о РАО не закреплено. При размещении пунктов захоронения РАО или расширении существующих объектов по переработке ОЯТ достаточным считается проведение общественных слушаний. Как правило, такие обсуждения носят рекомендательный характер, в них принимает участие незначительное число раждан, в основном, жителей соответствующегоЗАТО, хотя затрагиваются права и интересы гораздо большего числа людей.

Наличие полномочий у субъектов РФ в области природопользования и охраны окружающей среды позволяет создать региональную нормативную базу, которая может и должна учитывать

недостатки федеральных нормативных правовых актов. В ряде субъектов Российской Федерации

(Томской, Ленинградской, Челябинской и др. областях) утвержден порядок принятия и согласования решений о размещении ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов в рамках процедуры согласования Ходатайства о намерениях.

В Красноярском крае, в республике Коми вопрос о согласовании размещения объектов использования атомной энергии этого субъекта не урегулирован. В рамках процедуры согласования размещения объектов использования атомной энергии региональным законодателям необходимо обеспечить возможность участия населения в принятии решения. Такой подход, учитывающий интересы населения конкретного региона, представляется социально-ответственным.

Таким образом, региональное и федеральное законодательство необходимо дополнить механизмом реализации права каждого на участие в принятии решений в сфере использования атомной энергии. Региональное законодательство должно содержать нормы общественного контроля в сфере обеспечения ядерной и радиационной безопас-ности при обращении с РАО. В соответствующем нормативном акте необходимо предусмотреть положение об Общественном совете в структуре органа государственной власти субъекта Российской Федерации и определить порядок его формирования, обеспечив активное участие общественности и местных органов власти.

В данной статье речь пойдет о проекте закона о радиационной безопасности Ленинградской области, разработанном А. А. Талевлиным. Этот проект прошел обсуждение с экспертами Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Ле-нинградской области. В Ленобласти расположено большое число ядерно- и радиационно-опасных объектов. Власти региона обязаны обеспечивать радиационную безопасность населения и информировать его о возможных угрозах. Принимаемые решения по размещению объектов атомной энергии затрагивают интересы широкого круга лиц. В то же время они не включены в процесс принятия решений. Депутаты Законодательного собрания Ленобласти сегодня лишены возможности отстаивать интересы своих избирателей в этой сфере. Исходя из норм федерального закона об атомной энергии № 170 ФЗ, решение о размещении таких объектов принимается Правительством РФ при согласовании с властями регионов. В Ленинградской области такое согласование осуществляет губернатор. Это происходит в отсутствии четкого порядка его реализации, что иногда приводит к конфликтным ситуациям. В настоящее время в активную фазу вступает процесс вывода из эксплуатации первых блоков Ленинградской АЭС. Поэтому поиск решения по безопасному обращению с РАО для долговременной их изоляции становится столь актуальным. Предлагаемый проект закона о радиационной безопасности прописывает порядок принятия решения органами власти при согласовании места размещения объекта атомной энергии с участием всех заинтересованных сторон,

в том числе, и атомного бизнеса. Права граждан и общественных объединений на участие в по-

литике в области использования атомной энергии обеспечено ст. 14 № 170 ФЗ. Принятие област-

ного закона даст возможность депутатам и другим социальным группам обсуждать не только

финансовые, технологические, но и социальные, экологические и нравственные аспекты данной

проблемы. Законопроект расширяет число заинтересованных участников и критериев, которые

лежат в основе принятия этих решений. Законодатели Ленобласти получат полномочия в сфере

обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии. Депутаты

ЗакСа Ленобласти будут согласовывать представленные губернатором предложения по размеще-

нию ядерных установок, хранилищ РАО, пунктов захоронения РАО. Такое согласование объектов

размещения атомной энергии позволит обсуждать их с помощью демократических процедур

и принимать более взвешенные решения. Проект закона разработан в целях закрепления процедур участия органов государственной власти Ленобласти, органов местного самоуправ-

ления, общественности в процессе принятия решений в сфере использования атомной энергии и радиационной безопасности населения. Принятие такого закона позволит обеспечить права

граждан и общественных объединений на участие в формировании политики использования

атомной энергии, а также реализовать право на радиационную безопасность настоящего и будущих поколений. При разработке проекта закона учтены международные стандарты и рекомендации безопасности МАГАТЭ, опубликованные в 2018 г.; опыт европейских стран, в том числе Германии и Литовской республики. «Стандарты МАГАТЭ для защиты людей и природы. Вывод из эксплуатации атомных электростанций, исследовательских реакторов и других объектов ядерного топливного цикла» рекомендуют включать в процесс подготовки и планирования вывода из эксплуатации АЭС заинтересованные стороны, в том числе заинтересованную общественность и местное сообщество, на территории которого размещается выводимая АЭС. В частности, в упомянутом документе говорится: «Регулирующий орган должен организовывать общественные обсуждения или консультации с участием лицензиата для предоставления возможности заинтересованным сторонам делать комментарии по окончательному плану вывода из эксплуатации и поддержке документов, в соответствии с национальным законодательством. Такие обсуждения должны проводиться, в первую очередь, с местными общинами, на территории которых размещен выводимый объект».

В законе Литовской Республики “О радиационной безопасности” ответственность за обеспе чение радиационной безопасности государством делегирована мэрии (Ст. 5. Компетенция мэра

районного (городского) самоуправления в сфере государственного управления в области обеспечения радиационной безопасности): Мэр районного (городского) самоуправления:

  1. выражает мнение самоуправления при участии в решении вопросов строительства,

реконструкции или прекращения деятельности предприятий, которые используют или планируют использовать источник ионизирующего излучения;

  1. предоставляет общественности информацию о загрязнение окружающей среды, здоровье или жизнь людей, а также осуществляемых мерах по обеспечению радиационной безопасности».

Созданный «Общественный совет по экологии и энергетике» при Висагинском самоуправлении стал площадкой для взаимодействия органов местного самоуправления с заинтересованной общественностью, оказанию технической поддержки мэрии при согласовании отчетов

по оценке воздействия на окружающую среду, проектов вывода из эксплуатации Игналинской

АЭС, строительства промежуточных хранилищ РАО; обеспечении здоровой экологической обстановки в городе, расположенном вблизи радиационно-опасных объектов.

Федеральные власти Германии инициировали создание регионального Общественного Совета по проблемам ядерной энергетики земли Макленбург — Передняя Померания для мониторинга вывода из эксплуатации АЭС Норд(Грейфсвальд). Он включил в себя представите-

лей федеральных, региональных, муниципальных властей, экспертов, представителей трудового

коллектива АЭС, политических партий и общественных организаций.

Эффективная организация обеспечения радиационной безопасности населения должна увязываться с доступностью информации общественным организациям и участием самих граждан и юридических лиц в обсуждении государственной политики проектов федеральных законов, в практической деятельности в области обеспечения радиационной безопасности.

Регионы и население должны быть наделены необходимыми полномочиями по реализации

своих прав и обязанностей. Действующим законодательством гарантируется осуществление

общественного контроля в сфере радиационной безопасности населения. Однако при реализации

этого права граждане и их общественные объединения встречаются с трудностями в получении

информации о состоянии радиационной безопасности, принимаемых мерах по обеспечению этого права. Предлагаемый к обсуждению закон о радиационной безопасности Ленинградской области

может восполнить этот пробел в законодательстве и стать основой для принятия подобных законов в других субъектах РФ.

1+
Июн 7 / Владимир Кузнецов

Комментарий по результатам общественных слушаний по «Треьему ОПСЭ » ИАЭС 2019-06-06

Техническое руководство ИАЭС сообщило новость: принятая Правительством Литвы в 2002 г. стратегия немедленного демонтажа до состояния «коричневая лужайка» к 2029 г. (затем дата перенесена на 2039 г.) заменена ими на новую стратегию под названием: «Зеленая лужайка с коричневыми пятнами».  Стратегию и ее название может поменять , только, тот орган, который на это уполномочен, т. е., Правительство. В мире и в МАГАТЭ нет такой терминологии сегодня. Будем надеяться-теперь может появиться, если Правительство это примет.

Мэру было предложено организовать независимый радиационный мониторинг ОС в городе и восстановление информации о радиационном фоне на городском электронном табло.

Я предложил бы Мэру (он покинул зал до окончания встречи) добиться преференций для жителей г. Висагинас, за проживание в зоне повышенного риска, так- как, в 6-ти км будут выполняться, впервые в мире, работы по демонтажу уран-графитовых реакторов (УГР) с временным (50 лет) хранением долгоживущих РАО, ОЯТ и СТВС на поверхности Земли. Такое хранение  связано с созданием угрозы национальной безопасности Литвы, в случае падения самолета, террористической атаки или боевых действий с применением, даже, не ядерного оружия. Как инженер-физик, обеспокоенный благополучием граждан, я не могу раскрывать все нюансы складывающейся технологически и экологически опасной ситуации в регионе.                                                                         В. Кузнецов

0
Июн 6 / Владимир Кузнецов

ПроАтом. Статья о полномочиях общественности.

http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8638

[05/06/2019]     Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти

А.А. Талевлин, к.ю.н., доцент ЧГУ, Председатель регион. обществ. движения «За природу»  О.В. Бодров, физик, эколог, гендиректор ООО «Декомиссия», председатель Обществ. Совета «Южный Берег Финского Залива»

Государственная политика России в области использования атомной энергии и обращения с радиоактивными отходами не должна противоречить основным правам граждан. Право на экологическую и радиационную безопасность принадлежит как настоящему, так и будущим поколениям.

На федеральном уровне правовую базу обращения с РАО составляют законы «Об использовании атомной энергии» №170 ФЗ и «Об обращении с радиоактивными отходами» № 190 ФЗ. Органы государственной власти субъектов РФ участвуют в принятии решения о размещении объектов обращения с РАО. Согласно п. 5 Постановления Правительства РФ от 14.03.1997 № 306, решения о сооружении объектов федерального значения принимает Правительство РФ совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых предполагается размещение объектов.

В настоящее время во многих регионах Российской Федерации приняты нормативные правовые акты в сфере природопользования и охраны окружающей среды, в том числе и радиационной безопасности. Законы о радиационной безопасности населения приняты в Свердловской, Челябинской, Томской области, Краснодарском, Красноярском краях и др.

Одним из недостатков существующего Закона о РАО  является отсутствие закрепленных процедур общественного участия на разных стадиях обращения с РАО, хотя право граждан и общественных объединений на участие в формировании политики в области использования атомной энергии закреплено в ст. 14 Федерального закона «Об использовании атомной энергии». В Законе о РАО участие общественности в формировании политики в сфере использования атомной энергии сведено к «предоставлению информации по вопросам деятельности национального оператора с учетом требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне».

Право граждан на участие в принятии решений, например, определения места захоронения радиоактивных отходов, в Законе о РАО не закреплено. При размещении пунктов захоронения РАО или расширении существующих объектов по переработке ОЯТ достаточным считается проведение общественных слушаний. Как правило, такие обсуждения носят рекомендательный характер, в них принимает участие незначительное число граждан, в основном, жителей соответствующего ЗАТО, хотя затрагиваются права и интересы гораздо большего числа людей.

Наличие полномочий у субъектов РФ в области природопользования и охраны окружающей среды позволяет создать региональную нормативную базу, которая может и должна учитывать недостатки федеральных нормативных правовых актов. В ряде субъектов Российской Федерации (Томской, Ленинградской, Челябинской и др. областях) утвержден порядок принятия и согласования решений о размещении ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов в рамках процедуры согласования Ходатайства о намерениях. В Красноярском крае, в республике Коми вопрос о согласовании размещения объектов использования атомной энергии этого субъекта не урегулирован. В рамках процедуры согласования размещения объектов использования атомной энергии региональным законодателям необходимо обеспечить возможность участия населения в принятии решения. Такой подход, учитывающий интересы населения конкретного региона, представляется социально-ответственным.

Таким образом, региональное и федеральное законодательство необходимо дополнить механизмом реализации права каждого на участие в принятии решений в сфере использования атомной энергии. Региональное законодательство должно содержать нормы общественного контроля в сфере обеспечения ядерной и радиационной безопасности при обращении с РАО. В соответствующем нормативном акте необходимо предусмотреть положение об Общественном совете в структуре органа государственной власти субъекта Российской Федерации и определить порядок его формирования, обеспечив активное участие общественности и местных органов власти.

В данной статье речь пойдет о проекте закона  о радиационной безопасности Ленинградской области, разработанном А.А. Талевлиным. Этот проект прошел обсуждение с экспертами Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Ленинградской области. В Ленобласти расположено большое число ядерно- и радиационно-опасных объектов. Власти региона обязаны обеспечивать радиационную безопасность населения и информировать его о возможных угрозах. Принимаемые решения по размещению объектов атомной энергии затрагивают интересы широкого круга лиц. В то же время они не включены в процесс принятия решений. Депутаты Законодательного собрания Ленобласти сегодня лишены возможности отстаивать интересы своих избирателей в этой сфере. Исходя из норм федерального закона об атомной энергии №170 ФЗ, решение о размещении таких объектов принимается Правительством РФ при согласовании с властями регионов. В Ленинградской области такое согласование осуществляет губернатор. Это происходит в отсутствии четкого порядка его реализации, что иногда приводит к конфликтным ситуациям.

В настоящее время в активную фазу вступает процесс вывода из эксплуатации первых блоков Ленинградской АЭС. Поэтому поиск решения по безопасному обращению с РАО для долговременной их изоляции становится столь актуальным. Предлагаемый проект закона о радиационной безопасности прописывает порядок принятия решения органами власти при согласовании места размещения объекта атомной энергии с участием всех заинтересованных сторон, в том числе, и атомного бизнеса. Права граждан и общественных объединений на участие в политике в области использования атомной энергии обеспечено ст.14 №170 ФЗ. Принятие областного закона даст возможность депутатам и другим социальным группам обсуждать не только финансовые, технологические, но и социальные, экологические и нравственные аспекты данной проблемы. Законопроект расширяет число заинтересованных участников и критериев, которые лежат в основе принятия этих решений. Законодатели Ленобласти получат полномочия в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии. Депутаты ЗакСа Ленобласти будут согласовывать представленные губернатором предложения по размещению ядерных установок, хранилищ РАО, пунктов захоронения РАО. Такое согласование объектов размещения атомной энергии позволит обсуждать их с помощью демократических процедур и принимать более взвешенные решения.

Проект закона разработан в целях закрепления процедур участия органов государственной власти Ленобласти, органов местного самоуправления, общественности в процессе принятия решений в сфере использования атомной энергии и радиационной безопасности населения. Принятие такого закона позволит обеспечить права граждан и общественных объединений на участие в формировании политики использования атомной энергии, а также реализовать право на радиационную безопасность настоящего и будущих поколений.

При разработке проекта закона учтены международные стандарты и рекомендации  безопасности МАГАТЭ, опубликованные в 2018 г.; опыт европейских стран, в том числе Германии и Литовской республики.  «Стандарты МАГАТЭ для защиты людей и природы. Вывод из эксплуатации атомных электростанций, исследовательских реакторов и других объектов ядерного топливного цикла» рекомендуют включать в процесс подготовки и планирования вывода из эксплуатации АЭС заинтересованные стороны, в том числе заинтересованную общественность и местное сообщество, на территории которого размещается выводимая АЭС. В частности, в упомянутом документе говорится: «Регулирующий орган должен организовывать общественные обсуждения или консультации с участием лицензиата для предоставления возможности заинтересованным сторонам делать комментарии по окончательному плану вывода из эксплуатации и поддержке документов, в соответствии с национальным законодательством. Такие обсуждения должны проводиться, в первую очередь, с местными общинами, на территории которых размещен выводимый объект».

В законе Литовской Республики “О радиационной безопасности” ответственность за  обеспечение радиационной безопасности государством делегирована мэрии (Ст. 5. Компетенция мэра районного (городского) самоуправления в сфере государственного управления в области обеспечения радиационной безопасности):

Мэр районного (городского) самоуправления:

1. выражает мнение самоуправления при участии в решении вопросов строительства, реконструкции или прекращения деятельности предприятий, которые используют или планируют использовать источник ионизирующего излучения;

2. предоставляет общественности информацию о загрязнение окружающей среды, здоровье или жизнь людей, а также осуществляемых мерах по обеспечению радиационной безопасности».

Созданный «Общественный совет по экологии и энергетике» при Висагинском самоуправлении стал площадкой для взаимодействия органов местного самоуправления с заинтересованной общественностью, оказанию технической поддержки мэрии при согласовании отчетов по оценке воздействия на окружающую среду, проектов вывода из эксплуатации Игналинской АЭС, строительства промежуточных хранилищ РАО; обеспечении здоровой экологической обстановки в городе, расположенном вблизи радиационно-опасных объектов.

Федеральные власти Германии инициировали создание регионального Общественного  Совета по проблемам ядерной энергетики земли Макленбург – Передняя Померания для мониторинга вывода из эксплуатации АЭС Норд (Грейфсвальд). Он включил в себя представителей федеральных, региональных, муниципальных властей, экспертов, представителей трудового коллектива АЭС, политических партий и общественных организаций.

Эффективная организация обеспечения радиационной безопасности населения должна увязываться с доступностью информации общественным организациям и участием самих граждан и юридических лиц в обсуждении государственной политики проектов федеральных законов, в практической деятельности в области обеспечения радиационной безопасности. Регионы и население должны быть наделены необходимыми полномочиями по реализации своих прав и обязанностей. Действующим законодательством гарантируется осуществление общественного контроля в сфере радиационной безопасности населения. Однако при реализации этого права граждане и их общественные объединения встречаются с трудностями в получении информации о состоянии радиационной безопасности, принимаемых мерах по обеспечению этого права.

Предлагаемый к обсуждению закон о радиационной безопасности Ленинградской области может восполнить этот пробел в законодательстве и стать основой для принятия подобных законов в других субъектах РФ.

 

Связанные ссылки
· Больше про Экология
· Новость от Proatom
Самая читаемая статья: Экология:
Радиоактивность углей и продуктов их сжигания
Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 8

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

опции
Напечатать текущую страницу
«Авторизация» | Создать Акаунт | 12 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

 

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Надо потребовать от главы ГК Росатом не делать опасные ядерные реакторы, с точки зрения наличия в них неустранимых свойств расплавляться, и расплавлять всё вокруг своего корпуса, а затем выкидывать в окружающую среду сильнейшую радиацию.Прекратить слушать ему советников Асмолова и Адамова, проталкивающих за деньги казны России свои интересы.

Ответить на это ]

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Разборка АЭС  это  большой  бизнес д о конца столетия.В настоящий момент по всему миру работает 450 атомных станций. К 2040 году половина этих АЭС выслужит положенные сроки, а это значит, их придется останавливать, отключать от сети и как-то утилизировать. Только в одной Европе в ближайшие 10-15 лет «на пенсию» выйдут около 50-ти АЭС.   Стоимость одной только остановки престарелых европейских АЭС может достигнуть 50 млрд евро (54 млрд шв. франков).  Европейские компании-операторы, управляющие действующими в настоящее время АЭС, в период до 2050 года в проекты по остановке, разборке и утилизации старых реакторов и топливных элементов будет инвестировано до 250 млрд евро (270 млрд шв. франков).
0
Июн 5 / Владимир Кузнецов

Ответы на письмо с темой «Предложения по ОПСЭ-2019» от May 22, 2019

VALSTYBĖS ĮMONĖ IGNALINOS ATOMINĖ ELEKTRINĖ

Borisui Dizikui el. paštas: vladkuz60@gmail.com

  1. 06-05_ Nr. Į S 315$ (1.405) 2019-05-23   Nr.  ĮV-2698

DĖL PASIŪLYMŲ DĖL GALUTINIO EKSPLOATAVIMO NUTRAUKIMO PLANO NAUJOS REDAKCIJOS

Siunčiame Jums atsakymus į pasiūlymus dėl galutinio eksploatavimo nutraukimo plano naujos redakcijos koregavimo ir patikslinimo.

PRIDEDAMA: Atsakymai į pasiūlymus dėl galutinio eksploatavimo nutraukimo plano naujos redakcijos koregavimo ir patikslinimo, rusų k., 7 lapų.

Eksploatacijos nutraukimo departamento direktorius

Sergej Krutovcov

ORIGINALAS NEBUS SIUNČIAMAS

Igor Gubačiov, tel. (8~386) 28136 1. G., 1, 2019-06-05

Rastas del ĮG-2698 2019-06-05.doc

Valstybės įmonė Elektrinės g. 4, K 47 Drūkšinių k. 31152 Visagino sav.

Tel. (8~386) 28985 Faks. (8~386) 24396 El.p. iae@iae.lt

Atsiskaitomoji sąskaita LT10 7300 0100 0261 4996 „Swedbank“, AB

Duomenys kaupiami ir saugomi Juridinių asmenų registre Kodas 255450080 PVM mokėtojo kodas LT 554500811

Ответы на письмо с темой «Предложения по ОПСЭ-2019» от May 22, 2019 9:43 PM (входящий номер IG-2698 от 2019-05-23)

No п/п

Предложение / замечание

Ответ

Провести обследования ОТВС, находящихся на хранении в контейнерах более 20-ти лет на предмет дальнейшего безопасного их хранения.

Принимается | Обращение с отработанным топливом на местах хранения выполняется в рамках отдельного

проекта в соответствии с действующими требованиями ядерной безопасности:

Требования ядерной безопасности BSR-3.1.1-2016 «Обращение сотработанным ядерным топливом в хранилище сухого типа». Требования ядерной безопасности BSR-1.6.1-2012 «Физическая защита объектов ядерной

энергетики, ядерных веществ и веществ цикла ядерного топлива». Обоснование безопасности указанной деятельности представлено в отчетах по анализу безопасности сухих хранилищ отработанного ядерного топлива, подготовленных и согласованных в соответствии с действующим законодательством. Согласно обоснованиям безопасности, топливо в используемых на ИАЭС контейнерах может безопасно храниться, как минимум, 50 лет; при этом предусматриваются, и в процессе эксплуатации хранилищ выполняются все необходимые условия и меры для обеспечения безопасности населения и окружающей среды. В ранее оборудованном ХОЯТ отсутствует техническая возможность перегрузки контейнера в случае его повреждения или невозможности его дальнейшего использования. Предусмотрена возможность перегрузки контейнеров в бассейнах выдержки отработанного топлива, однако после завершения вывоза топлива из блоков бассейны для этих целей использоваться не будут, поэтому в настоящее время начаты работы по модификации существующей горячей камеры в промежуточном хранилище отработанного ядерного топлива (ПХОЯТ, проект B1) для обращения с контейнерами трех типов (CASTOR, CONSTOR RBMK-1500 и CONSTOR RBMK1500/М2) (см. раздел 5.3.1). После завершения модификации будет возможно выполнение перегрузки контейнеров и их инспекции. Выполнение инспекции контейнеров с ОТВС предусматривается ближе к окончанию срока хранения, установленного обоснованием безопасности (т. е. 50 лет). В раздел 5.3.1 Окончательного плана снятия с эксплуатации будет внесена информация о возможности выполнения инспекции контейнеров с ОТВС в модифицированной горячей камере в промежуточном хранилище отработанного ядерного топлива. Деятельность ИАЭС по организации безопасного обращения с отработанным топливом

No п/п

Предложение / замечание

Ответ

2.

Метод извлечения облученного графита из активной зоны реакторов и хранение его в стальных бочках должен быть выбран после определения места (способа) окончательного захоронения облученного графита.

и

ICC

проверяет VАTЕЅI, в соответствии с требованиями ядерной безопасности BSR-1.1.3-2016 «Проверки государственной инспекции по безопасности атомной энергетики». Не принимается Принятие решения о методе извлечения и хранении радиоактивных отходов до определения места (способа) окончательного их захоронения является общепринятой практикой, например:

в документе МАГАТЭ рассматривается долгосрочное хранение радиоактивных отходов, для которых еще отсутствует какой-либо вариант захоронения (см. п. 1.5 Руководства по безопасности No WS-G-6.1, Хранение радиоактивных отходов, Международное агентство по атомной энергии, Вена, 2008 год); отмечается, что в связи ограниченным прогрессом по созданию глубинных могильников, в мире все больше полагаются на хранение радиоактивных отходов (см. главу 6.4 документа Radioactive Waste Management. Status and Trends — Issue #4, IAEA/WMDB/ST/4); хранение отработанного ядерного топлива выполняется, в том числе на ИАЭС, до

определения места (способа) окончательного захоронения. Возможность безопасного хранения канального графита в бочках, которые размещаются в железобетонных контейнерах, обоснована в отчете по обоснованию безопасности «Обоснование существующего хранилища 158/2 ДЛЯ промежуточного хранения отходов графита с каналов РБМК-1500», который согласован с VATESI в соответствии с действующим законодательством. в соответствии с требованиями ядерной безопасности BSR-3.1.2-2017 «Обращение с радиоактивными отходами на объектах ядерной энергетики до их помещения в могильник радиоактивных отходов», вся деятельность по обращению с радиоактивными отходами, от их образования до захоронения должна рассматриваться как целостный процесс, и обращение на каждом из этапов должно планироваться с учетом выполнения всех этапов. При обращении с графитом можно выделить следующие этапы:

извлечение графита с места установки; хранение графита;

окончательная обработка отходов;

  • захоронение отходов в глубинном могильнике (или в могильнике на средней глубине). Таким образом, операции, выполняемые на этапах извлечения графита сместа установки и хранения графита, не должны препятствовать возможности выполнения окончательной |

1 МОГИ.

В МОГИ

No п/п

Предложение / замечание

Ответ

| При разработке проекта на

демонтаж реактора, рассмотреть вариант не только разборки реактора, но и “захоронение на месте”, сохранив строительные и металлоконструкции шахты реактора и металлоконструкции реактора с графитовой кладкой, включая верхнюю биологическую защиту реактора (схема “Е”). При рассмотрении этого варианта, учесть стратегию, запатентованную в АО НИКИЭТ — «Зеленый курган». Рассмотреть Возможность кондиционирования графитовой кладки компонентом «F» — разработки АО НИКИЭТ для создания барьера-матрицы и исключения доступа кислорода, который способствует самовозгоранию ОРГ. При демонтаже реактора происходит разрушение защитных барьеров безопасности, что может привести

обработки отходов и их захоронения.

Метод извлечения облученного графита из активной зоны реакторов и хранение его в стальных бочках полностью удовлетворяет указанному выше требованию, так как при этом не изменяются свойства графита и не изменяются условия для выполнения окончательной обработки и захоронения отходов. Не принимается В 1999 году был подготовлен предварительный план снятия с эксплуатации ИАЭС, в котором были рассмотрены три возможных варианта стратегий демонтажа – немедленный демонтаж, отложенный демонтаж и безопасная консервация и саркофаг. На основе предварительного плана снятия с эксплуатации ИАЭС в 2001 г. эксперты МАГАТЭ подготовили отчет, в котором в качестве стратегии снятия с эксплуатации Игналинской АЭС был предложен способ немедленного демонтажа – это вид демонтажа, при котором оборудование демонтируется практически сразу же после того, как была завершена работа реактора. в 2002 г. Правительство Литовской Республики приняло решение относительно снятия с эксплуатации первого энергоблока посредством немедленного демонтажа, чтобы процесс снятия сэксплуатации ИАЭС не привел к тяжелым социальным, экономическим, финансовым и экологическим последствиям. | Следует также отметить, что вариант «захоронения на месте» не соответствует:

нормативным требованиям, действующим в Литовской Республики – требованиям ядерной безопасности BSR-3.1.2-2017 «Обращение с радиоактивными отходами на объектах ядерной энергетики до их помещения в могильник радиоактивных отходов» — в соответствии с которыми отходы класса E (например, элементы конструкций реактора, находившиеся во время эксплуатации в активной зоне) должны быть захоронены в глубинном могильнике; рекомендациям МАГАТЭ, которые указывают, что предпочтительным способом снятия с Эксплуатации АЭС является немедленный демонтаж. Вариант отложенного демонтажа считается приемлемым (но менее предпочтительным), а вариант забетонирования на месте рассматривается только в исключительных случаях.

No

Предложение /замечание

Ответ

п/п

к выносу за пределы блока большого количества радиоактивных веществ в твердом, В газообразном состояниях и в виде аэрозолей. При проектировании и планировании впервые выполняемых работ очень сложно корректно учесть все

факторы, путем умозрительных заключений, поэтому возрастает риск принятия ошибочных решений, приводящих к нарушению действующих правил безопасности.

4.

По проекту 6101 – “Снятие с эксплуатации хранилища радиоактивных отходов в Майщягале

4.1.

| Карот,

Какой объём и характеристики PAO и опасных отходов (включая суммарную радиоактивность)?

| Представленное пояснение не будет включено в Окончательный план снятия с | эксплуатации:

В подземном отсеке хранения твердых радиоактивных веществ Майшягальского хранилища находится около 114 м” радиоактивных отходов, оцененное суммарная активность основных радионуклидов составляет 7,73*10Бк. Ожидается, что при снятии с эксплуатации Майшягальского хранилища будет образовано около 300 м” первичных радиоактивных отходов (при демонтаже отсека хранения твердых радиоактивных веществ и резервуара жидких радиоактивных веществ, а также при обращении с загрязненным грунтом площадки хранилища). Подробная информация об объеме и характеристиках отходов представлена в разделе 3.1.1 отчета по оценке воздействия на окружающую среду «Снятие с эксплуатации Майщягальского хранилища радиоактивных отходов», который доступен по адресу https://www.iae.lt/data/public/uploads/2019/05/s14-1670.16.18-pava05.pdf. Представленное пояснение не будет включено в Окончательный план снятия с эксплуатации:

Как планируется извлекать, транспортировать, сортировать,

NO п/п

Предложение / замечание

Ответ

упаковывать РАО, а также указать места их окончательного захоронения?

| Информация о порядке обращения с РАО, а также места их окончательного захоронения, представлена в разделах 1 – 3 отчета по оценке воздействия на окружающую среду, который доступен по адресу https://www.iae.lt/data/public/uploads/2019/05/s14-1670.16.18-pava05.pdf. На территории Майшягальского хранилища будут выполняться только самые необходимые работы по обращению с отходами — извлечение радиоактивных отходов, частичная сортировка и подготовка к транспортировке. В зависимости от состояния радиоактивных отходов, их физико химических свойств, токсичности, возможного выделения газов будет использоваться специальное оборудование и приняты соответствующие защитные меры. Будут применяться технические и административные меры для исключения попадания радионуклидов в окружающую среду и уменьшения воздействия ионизирующего излучения на жителей и работников. Планируется применение следующего оборудования и мер:

Над хранилищем (отсеком) планируется оборудовать сооружение из легких конструкций (так называемый «кессон») с разрежением внутри. Таким образом, будет исключено попадание в окружающую среду аэрозолей и радиоактивных газов, образующихся при снятии плиты перекрытия или при выполнении работ по извлечению радиоактивных отходов. С целью обеспечения безопасности работников и исключения или уменьшения облучения работников, внутри «кессона» будут установлено дистанционно управляемое оборудование (например, кран, перфоратор, захват, ножницы, пила и др.), работники будут обеспечены средствами индивидуальной защиты. Для исключения опасности, связанной с физико-химическими свойствами радиоактивных отходов (например, горючестью, выделением газов, химической активности, биологическим разложением и др.) планируется оборудовать в «кессоне» автоматическую или дистанционно управляемую газовую систему пожаротушения, газовые баллоны (например, с углекислым газом, инертными газами) будут установлены снаружи «кессона», внедрены другие соответствующие меры мониторинга и защиты. Подготовка радиоактивных веществ для транспортировки будет выполняться в оборудованном сооружении из легких конструкций («кессоне»), в котором будет смонтировано оборудование дозиметрического контроля транспортных контейнеров и средства дезактивации. Для транспортировки радиоактивных отходов на Игналинскую АЭС будут использованы контейнеры, экранирующие ионизирующее излучение.

No п/n  Предложение / замечание  Ответ

| Необходимо предоставить возможность ознакомления общественности с проектом по ликвидации полигона РАО расположенного в окрестностях г. Майцягале и ОВОС выполнения работ по данному проекту.

Дальнейшее обращение с радиоактивными отходами Майшягальского хранилища будет осуществляться на имеющемся на Игналинской АЭС оборудовании по обращению с радиоактивными отходами, с использованием опробованных технологий, в соответствии с требованиями ядерной безопасности BSR-3.1.2-2017 «Обращение с радиоактивными отходами на объектах ядерной энергетики до их помещения в могильник радиоактивных отходов». Для демонтажа и дезактивации Майшягальского хранилища радиоактивных отходов будут использованы технологии, которые испытаны и были использованы при снятии с эксплуатации подобных объектов (в Эстонии, Латвии, Украине). Представленное пояснение не будет включено в Окончательный план снятия с эксплуатации: Информация для общественности О проекте снятия с эксплуатации хранилища РАО доступна по CCHIJIKE https://www.iae.lt/6101-projektas.-maisiagalos-radioaktyviuju-atlieku-saugyklos-eksploatavimo nutraukimas/106. в 2017-2018 г. был подготовлен и согласован с заинтересованными институциями отчет по оценке воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной деятельности «Снятие с эксплуатации Майшягальского хранилища радиоактивных отходов». Отчет по оценке воздействия на окружающую среду был согласован со следующими институциями:

  • Администрацией самоуправления Ширвинтского района;
  • Государственной инспекцией по ядерной энергии (VATESI);
  • Министерством здравоохранения;
  • Центром радиационной защиты;
  • Департаментом пожарной защиты и спасения при Министерстве внутренних дел;
  • Департаментом культурного наследия при Министерстве культуры;
  • Министерством энергетики. Публичное ознакомление общественности с отчетом ОВОС планируемой хозяйственной деятельности проводилось 2017-11-13 в самоуправлении Ширвинтского района. 5 мая 2018 г. ответственная институция – Министерство охраны окружающей среды — приняло решение о допустимости выполнения планируемой хозяйственной деятельности «Снятие с эксплуатации Майшягальского хранилища радиоактивных отходов» с точки зрения воздействия на окружающую среду. Принятое решение – разрешается выполнение планируемой

Ng

Предложение / замечание Ответ п/п

хозяйственной деятельности «Снятие с эксплуатации Майшягальского хранилища радиоактивных отходов» в соответствии с представленным в отчете по оценке воздействия на окружающую среду вариантом — немедленное снятие с эксплуатации. Решение ответственной институции представлено по адресу https://www.iae.lt/data/public/uploads/2019/05/2018.08.06-4.47 gd-224-sprendimas-30.1-a4-5363.pdf. Отчет по оценке воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной деятельности «Снятие с эксплуатации Майшягальского хранилища радиоактивных отходов» представлен по адресу https://www.iae.lt/data/public/uploads/2019/05/s14-1670.16.18-pava05.pdf. Государственное предприятие Игналинская атомная электростанция 2019-02-05 подало Государственной инспекцией по ядерной энергии (VATESI) заявку на получение лицензии на снятие с эксплуатации хранилища радиоактивных отходов в Майщягале, вместе с заявкой был подан перечень документов и сроков их предоставления в ВАТЕСИ, который VATESI согласовало 2019-04-12. В соответствии с требованиями ядерной безопасности BSR-1.1.5-2017 «Описание порядка по организации процедур участия общественности в принятии решений в области ядерной энергетики», предоставляемые в VATESI для лицензирования документы и график их подачи будут опубликованы на сайте ИАЭС (см. https://www.iae.lt/vi-ignalinos-ae paraiska-isduoti-licencija-vykdyti-maisiagalos-radioaktyviuju-atlieku-saugyklos-eksploatavimo nutrаukima/309). В числе документов лицензирования будет опубликовано описание проекта снятия с эксплуатации хранилища радиоактивных отходов в Майцягале (которое в настоящее время подготавливается), поэтому общественность будет иметь возможность ознакомиться с указанным документом. Информируем, что 2019-06-06 в самоуправлении города Висагинас широкой общественности будут представлены две темы: «Статус и ход реализации проектов по выводу из эксплуатации | Игналинской АЭС» и «Проект вывода из эксплуатации хранилища Майшягала»

нал

0
Июн 5 / Владимир Кузнецов

Ответы на предложения ОСЭЭ по новой редакции ОПСЭ-2019 С. Крутовцов

PRIDEDAMA: Atsakymai į pasiūlymus dėl galutinio eksploatavimo nutraukimo plano naujos redakcijos koregavimo ir patikslinimo, rusų k., 7 lapų.

Eksploatacijos nutraukimo departamento direktorius                                              Sergej Krutovcov

 

Перевод с пом. Программы ПК.

ПОЛНОСТЬЮ: 2019-05-23 №-2698

по предложениям по новой редакции окончательного плана снятия отправить Вам ответы на предложения о новой редакции ОПСЭ перестройки и корректировки.

Добавить: ответы на предложения по новой редакции ОПСЭ  перестройки и регулировки, 7 стр.   Директор Департамента Снятия с экспл. ИАЭС                                Сергей Krutovcov

1+